http://www.blagogon.ru/biblio/165/

Архимандрит Иоанн (КРЕСТЬЯНКИН)
Слово в день интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
10 июня 1990 года

 


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие мои, други наши, сегод­ня день памяти Всех святых, от века Богу благоугодивших. И этот день для всех нас памятен и праздничен, ведь наши небесные покро­вители все-все сегодня в торжественной славе у Престола Божия возносят молит­вы — о народах, с кем жили; о царствах, где они совершали свои земные подвиги и которые ради них освятились небесной милостью; о людях, кои вверены их по­печению при Таинстве Святого Креще­ния. Каждому верующему сердцу особен­но дорог этот день, ибо он стал для каждого днем тезоименитства.

Но в нынешнем году день памяти Всех святых является особенным. Под их мо­литвенным покровительством и особым попечением ныне у нас на Руси в кафед­ральном патриаршем соборе в Москве совершается возведение на патриарший престол нового Ангела Русской Право­славной Церкви, ее первоиерарха, отца-Патриарха. И впервые земная Церковь Российская вознесла молитву о Великом Господине и отце нашем Святейшем Пат­риархе Московском и всея Руси Алек­сии II. И молитву нашу сегодня подхва­тили сонмы святых, и Церковь Небесная и земная возжгли новое имя на свещнице Российской Церкви, имя пятнадцатого Российского Патриарха Алексия II.

Видимое избрание его проходило на Архиерейском Соборе всей полнотой Рос­сийской Церкви при участии святителей, клириков, мирян. Невидимое же соверша­лось давно, когда Промыслом Божиим в недрах Церкви созревал духовно преемник Патриарха Пимена, который поддержи­вал патриарший жезл в руке ослабленного болезнью старца, готовый принять его из охладевшей руки.

И вот Церковь сегодня празднует день интронизации нового Патриарха. Церковь празднует, но тень сомнения нет-нет да и омрачает ныне души и умы некоторых: почему так мало вдовствовал патриарший престол? почему жребий пал на это лицо, а не на иное? Почему?.. Почему?..

И то, что в Церкви звучит шепотком и смущенно, вне ее обсуждается всеми доступными средствами информации. И ве­рующий человек зачастую забывая, что его путь познания жизни совсем иной, чем неверующего, присоединяет свой голос к пытливому, но не облагодатствованному уму, который способен познать только кое-что, да и то отчасти.

А миром правит Господь. И воля Божия царит над вселенной, и Бог ни с кем не советуется и никому отчета не дает. И Господь постоянно напоминает правите­лям и народам, напоминает нам: «это Я, Я — и нет Бога, кроме Меня: Я умерщв­ляю и оживляю; Я поражаю и Я исце­ляю, и никто не избавит от руки Моей» (Втор. 32, 39).

«О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его» (Рим. 11, 33).

Не забудем о Промысле Божием и се­годня, в наши дни, дорогие мои, не отой­дем от единственно правильной настроен­ности восприятия жизни, и тогда вселится в сердца наши покой, и внутренний наш человек всегда и во всем станет покорен воле Божией. Помните, что «сердце чело­века обдумывает свой путь, но Господь управляет шествием его» (Притч. 16, 9).

Я же сегодня, болезнуя о тех, чье серд­це поражено смущением, приоткрою для вас, дорогие мои, некую тайну, данную свя­тым людям давно, которую знаете и вы, но о которой ныне забыли. Исходить в ос­мыслении происходящих в мире событий надо только из постижения Божественного Промысла и сакраментальных дат, извест­ных одному Богу, но со временем приотк­рывающему Свои тайны и людям.

В жизни нет ничего случайного. Сму­щаясь ныне скоротечностью избрания но­вого Патриарха, люди вспоминают прошлое, начиная от кончины ныне святого Патри­арха Тихона и его последователей. Чинно, спокойно, во времени. Но кто из смутившихся вспомнил и весь строй той жизни, того времени, когда это происходило. А вот мы, люди более старшего поколения, должны об этом напомнить и засвидетель­ствовать, что с тех пор изменился и строй жизни и ее ритм. Мы, очень многие, по­мним, как существовали лет шестьдесят тому назад границы во времени: было утро, пол­день, день, вечер. Всему было свое время, будто кто-то медленно, тихо, благоговейно вращал стрелку времени по циферблату часов. Где это все ныне? Теперь этого нет! Встаем чуть свет, отходим в полночь ко сну — и всегда должниками в том, что мы не исполнили и малой части того, что нам надлежало исполнить.

Кто в этом виноват, кому предъявить счет? Себе? Но мы трудимся, не покладая рук. Часам? Но и их стрелки никто видимо не подводит. Но почему они бегут?

А не надо ли нам сегодня, дорогие мои, вспомнить об обещанной к концу времен скоротечности времени, когда ради избран­ных будут сокращены дни земного стран­ствования живущих. И год тогда будет, как месяц, месяц — как неделя, неделя — как день, день — как час и час — как минута. Слова об этом были сказаны давно как пророчество о последних временах (см.: Мф. 24, 22). Не убедились ли мы в ис­тинности каждого слова Священного Пи­сания сегодня, когда эти слова стали уже жизнью.

После кончины Патриарха Алексия I до избрания Патриарха Пимена прошел год. Вот и сорокоуст кончины Святейше­го Патриарха Пимена в новом времени стал годом.

Не ищите виновников того, что происхо­дит ныне все не так, как мнится вам, но бойтесь стать судьями над Промыслом Божиим. Смиритесь в том, что не знаем мы сокровенных таин, даже и тех, что уже оче­видны, не знаем сокрытых важнейших при­чин, которые ныне побудили ускорить дело. Один Бог знает, и тако Бог благословил.

И как все сакраментально в жизни Церкви, так и в жизни ее Первосвятителей — Патриархов — от рождения до кон­чины, ибо они — избранники Божии.

А вот теперь, дорогие мои, я хочу от­крыть вам мою внутреннюю тайну, кото­рая многое осветит в сознании вашем. Да изгладятся смущения, и волнения явятся пустыми, и вы осознаете, что не вопрошать и не роптать надо, а молиться усердно и живо, и сердечно за нового Патриарха, потому что жезл патриарший, сорок дней стоявший одиноким, стал в новом времени тяжел непомерно. И только общий труд, согласная любовь и верность святителей, клира и паствы помогут новому Патриар­ху нести его.

В день избрания на Архиерейском Со­боре нового Первосвятителя Церкви в ке­лье моей явился святитель Патриарх Все­российский Тихон. Он стоял безмолвно, но рядом с ним никем не поддерживаемый упирался в потолок дорожный чугунный посох Патриарха, и чувствовалось, что сдвинуть его с места человеческими сила­ми просто невозможно. Патриарший по­сох! Он был неподъемным, и он был раз­винчивающимся. Вот что вручается в этот день интронизации пятнадцатому Святей­шему Патриарху Российскому!

И дай ему Бог сил и мудрости, да со­путствуют ему молитвы и помощь Всех святых, кои ныне явились восприемника­ми его венчания на торжестве Российской Церкви. И патриарший крест, теперь пред­шествующий новому Патриарху, с сего дня не символ только, но живое олицетворе­ние того внутреннего креста, воспринятого избранником.

И вместе с жезлом патриаршим новому Патриарху вручается и завет его предше­ственников и заветы, хранящиеся Церко­вью уже на протяжении тысячелетия. И так случилось, дорогие мои, что я могу выс­казать эти заветы не из книг, но слышан­ные мной лично из уст Патриарха Пимена. Они прозвучали в частной беседе моей с Патриархом, но сказаны были так значи­тельно, так категорично и со властью.

Вот что было сказано милостью Божией Святейшим Патриархом Российским Пименом.

Первое. Русская Православная Церковь неукоснительно должна сохранять старый стиль — Юлианский календарь, по кото­рому преемственно молилась тысячелетие Русская Церковь.

Второе. Россия как зеницу ока призва­на хранить Святое Православие во всей чистоте, завещанное нам святыми нашими предками.

Третье. Свято хранить церковно-сла­вянский язык — святой язык молитвенно­го обращения к Богу.

Четвертое. Церковь зиждется на семи столпах — семи Вселенских Соборах. Гря­дущий VIII Собор страшит многих, да не смущаемся этим, а только спокойно веру­ем в Бога. Ибо если будет в нем что-либо несогласное с семью предшествующими Вселенскими Соборами, мы вправе его постановления не принять.

И поэтому, други наши, да не смущает вас ничто: ни скоротечность времени, ни смятения, смущения и неразбериха совре­менного нам Вавилона в жизни стран и народов, уже захлестнувшие мир. Ибо все это обобщается одним понятием — мы живем во времена апокалипсические. Труд­но будет всем: и мирянам, истинно веру­ющим, и священнослужителям, верой и правдой служащим Богу. Но несравненно труднее тому, кто стоит ныне у кормила церковного корабля и несет на себе всю ответственность пред Богом за настоящее и будущее Церкви и народа Божия.

Вот о чем надо нам думать сейчас, дру­га наши, чтобы своими молитвами, не только положенными по форме, но сердечны­ми, молить Господа, чтобы в настоящие сложные и многосложные дни хранил Сам Господь нашу веру, нашу Матерь-Церковь, наше Отечество и Первосвятителя с сон­мом архиереев и клиром в спасительном послушании Богу и Церкви.

И любовь Христова, нашим послушанием Богу рожденная, наполнит наши души и сердца крепостью и разумением, чтобы до проследнего удара сердца, до последнего дыхания исповедовать, что мы русские, крещенные, верно идущие по пути, указанному Господом и нашей чадолюбивой Матерью-Церковью. И пусть теперь набатом звучат для вас слова: «Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды» (1 Кор. 16, 13).

Молитвенно пожелаем же сегодня, дорогие наши, кормчему церковного Российского корабля, вновь избранному и интронизированному Патриарху Алексию многих и долгих лет жизни. И помня, что первая плеяда десяти патриархов Патриархов Российских началась со святого Патриарха Иова, вторая после двухсотлетнего перерыва началась тоже святым Патриархом Тихоном, пожелаем и Святейшему Патриарху Алексию твердо и верно идти намеченной его предшествненниками стезей к святости.

Буди, Господи! Буди! Аминь.

28 мая (10 июня) 1990 года

 


Публикуется по:

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Проповеди. Московское подворье Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. Изд-во «Правило веры», 1995, с. 325-334;

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Проповеди. Псков, 2001, с. 409.