http://www.blagogon.ru/biblio/27/

Иеродиакон Климент (БЕРЕЗОВСКИЙ)
Заметки о богословской конференции «Единство Церкви» 1994 года



МЕЖДУНАРОДНАЯ БОГОСЛОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
"ЕДИНСТВО ЦЕРКВИ"
 
 

15-16 ноября 1994 года по благословению Святейшего Патриарха Алексия II состоялась богословская конференция "Единство Церкви". Темы, обсуждавшиеся на ней, были достаточно разнообразными.

 Особенно интересными были выступления, посвященные роли национализма в истории возрождения унии в Западной Украине. Среди других докладов весьма злободневным было выступление отца Николая Озолина, инспектора Сергиевского богословского института в Париже. Отец Николай сообщил о результатах закулисного решения вопроса православной диаспоры (рассеяния) в тех странах, где Православие не является широко распростаненным вероисповеданием. Суть проблемы заключается в том, что православные общины в этих странах состоят в основном из эмигрантов разных национальностей, которые принадлежат разным поместным Церквам, существующим на родине этих эмигрантов. В результате в одних и тех же городах существует нередко по нескольку епископов, что запрещено церковными канонами и создает неразбериху в православной среде, нередко даже и конфликты. Православные оказываются в итоге распыленными на мелкие группы и не представляют собой единства перед лицом инославного населения, среди которого живут. Это приносит значительный вред делу Православия и свидетельству истины в этих странах. Нередко православных в той или иной стране по численности достаточно много, чтобы создавать даже поместные Церкви. Что же было решено по этому поводу за спиной у всей Церкви? Константинопольская патриархия добилась наконец осуществления своего давнего притязания быть "вторым, православным, Ватиканом". По ее настоянию было решено создать епископские конференции, а в перспективе — синоды в каждой инославной стране, где есть православные епископы (Америка, Западная Европа и т.д.); председательствовать на этих конференциях должен непременно грек по национальности, и непременно находящийся под омофором Константинопольской патриархии! Последствия такого решения проблемы нетрудно себе представить. Константинопольская патриархия давно уже запятнала себя крайним греческим шовинизмом и ультраэкуменизмом. Все это, как известно, ничего общего не имеет с Православием и наносит ему вред. Что будет с Православием, если так настроенные иерархи будут распоряжаться в этих вновь создаваемых поместных православных Церквах? Не будет ли это для них трагедией? Уже сейчас предложенный вариант управления православными приходами в Западной Европе построен на принципе "разделяй и властвуй": вместо того, чтобы создать единый для всей Европы церковный орган, было решено создать епископские конференции в отдельных странах. Между тем у разных православных поместных Церквей давно уже существуют епархии и диоцезы, включающие в себя по нескольку европейских стран. В результате такой организационной перестройки все эти епархии, диоцезы и экзархаты окажутся разорванными на куски. Понятно, что они от этого ослабеют, и константинопольским политикам-экуменистам будет легче диктовать им свои условия. Вот таковых последствий и следует ожидать от принятого келейно решения проблемы православной диаспоры, о котором сообщил отец Николай Озолин.

Большая часть докладов на конференции касалась реформаторской деятельности двух московских приходов, присвоивших себе наименование "миссионерских" и возглавляемых отцами Георгием Кочетковым и Александром Борисовым. Докладчики охарактеризовали их деятельность с самых разных сторон. В первую очередь были рассмотрены книга отца Александра Борисова "Побелевшие нивы" (М. 1994) и многочисленные публикации в печати отца Георгия Кочеткова. На основании Священного Писания и Священного Предания Православной Церкви было неопровержимо доказано, что эти сочинения содержат догматическую ересь и совершенно противны вероучению Православия. Особенно настораживает то, что общины о.Александра и о.Георгия имеют откровенно сектантский, противоцерковный оттенок. Попасть в общину о. Г.Кочеткова (особенно на "агапы") могут только лица, прошедшие строгую "катехизацию". В общинах, состоящих из т.н. семей, строгая централизация и дисциплина. Отец Георгий потрудился создать уже целую сеть такого рода общин в разных городах России, и все они находятся у него в подчинении.

Надо отметить, что реформаторы вели себя на конференции весьма "свободно" и, попросту говоря, провокационно. Так, например, они неустанно кричали о том, что их лидеров лично оскорбляют, хотя в действительности никаких личных выпадов докладчики себе отнюдь не позволяли. Напротив, выступавшие сторонники этих двух общин не стеснялись наносить докладчикам личные оскорбления вперемешку с обвинениями, что те, мол, "переходят на личности". Крайне бесстыдными были провокационные попытки обвинить православных участников конференции в антисемитизме. Ни один из докладчиков ни словом не обмолвился о евреях. Единственный, кто это сделал, был отец Димитрий Смирнов, сообщивший, что в его приходе много евреев, которые вполне православные люди. Выкрики об "антисемитизме" звучали тем более странно, что среди участников конференции было достаточно православных евреев, которые отнюдь не одобряли деятельность новоиспеченных реформаторов. Может быть, они — антисемиты? Среди возмутительных провокационных выходок следует отметить и выступление протоиерея Иоанна Свиридова, который призвал конференцию ни больше, ни меньше как к обсуждению проблем церковного управления и даже предложил обсудить замену Священного Синода "высшим церковным управлением".

Но особенно безобразно повели себя реформаторы и их сторонники во время принятия заключительного документа конференции. Они согнали в зал, где проходило заседание конференции, чуть ли не всех своих прихожан, в результате чего зал оказался переполненным, так что люди стояли даже в проходах. Когда отец Владимир Воробьев, ректор Свято-Тихоновского Богословского института, который вел заседание, зачитал проект заключительного документа, содержавшего, в частности, осуждение еретического учения и раскольничьей деятельности наших новых обновленцев, созванное ими лобби подняло тотчас же истошный крик и шум. Давно ожидавшие этого момента представители "демпрессы" немедленно принялись фиксировать на магнитофоны "негодование общественности".

Печальную роль в срыве принятия заключительного документа[1] сыграло, между прочим, выступление представителя Американской автокефальной Церкви отца Леонида Кишковского, заявившего, что тон выступлений участников конференции "большевистский" и что вообще вся деятельность конференции отдает "большевизмом". Поскольку мне довелось сидеть недалеко от отца Леонида, я слышал, как он все время вздыхал по поводу "неразвитости демократии" в России и т. п. Хотелось бы спросить отца Леонида: знал ли он, кого представляла конференция? Организована она была Свято-Тихоновским Богословским институтом, преподаватели и учащиеся которого достаточно однозначно в своих выступлениях высказывались по поводу деятельности реформаторов. Этот институт достаточно большой, и к тому же среди преподавателей его немало священников, за которыми стоит многочисленная паства. Кроме них на конференции были представители московского духовенства, за которыми также стоят многочисленные приходы. Отец Николай представлял Парижский богословский институт преподобного Сергия Радонежского. Наконец, иноки Свято-Троице-Сергиевой Лавры выражали мнение не только свое, но подавляющего большинства (не осмелюсь сказать: всей, хотя это наверняка так) братии монастыря. А это не просто "приход". Лавра духовно окормляет огромное количество верующих, как мирян, так и духовенства; ее духовники известны не только в России, но и за рубежом. Не поддержали неообновленцев и преподаватели Московских духовных школ. А ведь это – одно из самых авторитетных в России православных учебных заведений, выпускающее каждый год из своих стен множество священнослужителей. Неужели все они не выражали мнение Церкви? Неужели небольшая (пока еще) секта, пригнавшая своих членов, чтобы "закидать шапками" своих противников, имела на это право по закону демократии?

В заключение хотелось бы особо отметить мысль, высказанную отцом Димитрием Смирновым во время прений (если это можно так назвать) по поводу итогового документа конференции. Он призвал отметить в этом документе, что мы отнюдь не призываем священноначалие к принятию административных мер по отношению к этим двум реформаторам. И действительно, необходимо, чтобы наше священноначалие осудило именно ересь, ими насаждаемую, и тем самым в корне пресекло всякие попытки сеять смуты в головах верующих. Если же оно лишь ограничится каноническими прещениями, то тем самым оно только придаст неообновленцам ореол мученичества и исповедничества, который им и ранее пыталась создать так называемая "демпресса". Канонические основания для прещений, которые могут быть использованы для наказания зарвавшихся реформаторов, будут слишком неубедительными в глазах не просвещенных в вопросах церковной дисциплины людей (к тому же успевших уже впитать в себя идеи демократической вседозволенности) и с радостью будут использованы "демпрессой" для очередных нападок на нашу иерархию. Но будет еще страшнее и вызовет еще больший соблазн у верующих, если такая беспрецедентная со времени обновленческого раскола антицерковная деятельность так и останется без всяких последствий для ее организаторов.

  * * *

Предлагаем читателям ознакомиться с некоторыми докладами, прозвучавшими на конференции «Единство Церкви» (в сокращении)[2].



[1] Активную роль в срыве принятия итогового документа конференции сыграли также А.М.Копировский (братство "Сретение"), А.Б.Зубов (незадолго до конференции отчисленный из состава преподавателей МДА за безнравственное и богохульное содержание своих лекций) и священник Всеволод Чаплин (Отдел внешних церковных сношений). Не лишне отметить, что последний выступал в защиту кочетковских "реформ" и на конференции "Православие и обновленчество" (Москва, 16 февраля 1994 г.), сообщив присутствующим, что по благословению митрополита Кирилла (Гундяева) в кафедральном соборе Смоленска и в некоторых других храмах Смоленской епархии Апостол, Евангелие, паремии и кафизмы уже читаются на современном русском языке.

Отметим, что еще на богословской конференции в Ленинграде в феврале 1988 года, посвященной 1000−летию Крещения Руси, архиепископ Кирилл (Гундяев) подвергал резкой критике использование церковнославянского языка, указав, что он−де непонятен сегодня не только простому народу, но и интеллигенции. Неудивительно поэтому, что митрополит Кирилл оказывал всяческое давление на устроителей конференции "Единство Церкви" с целью не допустить ее проведения, прекрасно понимая, что на этой конференции неообновленчество получит серьезный отпор со стороны православного духовенства. Это было беспрецедентным вмешательством одного из епископов во внутреннюю церковную жизнь Московской епархии и противопоставлением себя Святейшему Патриарху, который благословил проведение этой конференции (Прим. сост.).

[2] Печатается по изд.: «Единство Церкви. Богословская конференция. 15–16 ноября 1994 г.». М. 1996.