http://www.blagogon.ru/biblio/50/

Николай КАВЕРИН
К вопросу о прославлении епископа Адальберта (Войчеха)


В конце 1992 года на заседании Священного Синода митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев) представил рапорт о внесении в святцы Русской Православной Церкви «первого христианского миссионера в Восточной Пруссии» епископа Пражского Адальберта, убитого в 997 году. Священный Синод определил тогда передать этот вопрос Комиссии по канонизации святых. А тем временем Апостольский администратор католиков латинского обряда европейской части России архиепископ Тадеуш Кондрусевич провел в октябре 1996 года в Калининграде, где существует и католическая община св. Адальберта, православно-католическую конференцию, посвященную «святому» Адальберту. Уже само название конференции «Адальберт Пражский – святой времен единой нераздельной Церкви» противоречит православному Символу веры, в котором исповедуется вера в Единую, а не в разделенную Церковь. Идея проведения конференции возникла в апреле 1995 г. во время встречи архиепископа Тадеуша Кондрусевича и митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла. На этой конференции викарий митрополита Кирилла сообщил, что вопрос о канонизации Адальберта будет решаться на Поместном Соборе Русской Православной Церкви. Католический архиепископ Кондрусевич также высказал пожелание о включении Адальберта в святцы Русской Православной Церкви.

* * *

В 1997 году римо-католики широко празднуют 1000-летие кончины епископа Пражского Адальберта (Войчеха), одного из популярнейших латинских «святых». Его почитание во все времена культивировалось папистами, особенно в славянских землях. Но в течение 1000 лет Православная Церковь противостояла этому чужеродному влиянию, прибегая к молитвенной помощи просветителей словенских святых Кирилла и Мефодия. К сожалению, ныне, в эпоху отступления от вековых православных традиций, обсуждается вопрос о причислении епископа Адальберта к лику святых Православной Церкви.

Не трудно догадаться, что положительное решение означенного вопроса выгодно, с одной стороны, папистам, использующим культ Адальберта в миссионерских целях, а с другой – «православным экуменистам», радеющим о пресловутой унии с Римом.

Но почему, собственно, Православная Церковь никогда ранее не считала нужным прославлять епископа Адальберта? Ведь его кончина последовала до окончательного отпадения Римской Церкви от Православия в 1054 году, а следовательно, формально он мог бы быть причислен к лику святых Восточной Церкви. Даже при беглом взгляде на жизнь и деяния епископа Адальберта мы можем легко убедиться, что он является одним из тех представителей латинства, чьи действия стали основой для трагического отпадения христиан Запада от Церкви. Адальберт (Войчех) был достойным последователем и единомышленником того латино-немецкого духовенства, которое яростно нападало на святых Кирилла и Мефодия и всеми силами стремилось разрушить результаты их богоугодной деятельности в славянских странах. Святые Кирилл и Мефодий называли этих латинских законников носителями «трехъязычной ереси», так как они считали пригодными для богослужения только латинский, греческий и еврейский языки. Ревностным сторонником этой же ереси был и епископ Адальберт. Сразу же после того, как его поставили епископом Пражским, Адальберт зарекомендовал себя как непримиримый гонитель церковно-славянского богослужения, которое к тому времени уже пустило корни в Чехии. Свою деятельность подобного рода этот латинский «миссионер» не ограничил пределами Чехии, но распространил и на все соседние славянские страны. В «Хронографе», составленном в XIV веке дьяком из Дубкова, повествуется о том, что Константин Философ (св. Кирилл) создал славянскую письменность, которая распространилась у моравов, поляков и среди других народностей, а потом и на Руси, а Адальберт (Войчех) «уничтожил веру истинную и славянскую письменность отбросил и завел латинскую, образа веры истинной сжег, епископов и священников одних убил, иных изгнал...» (Monumenta Historica Polonica. Т. 1. С. 89–90). Другая древняя летопись Космаса (Kronika Kosmasa) говорит о том, что страшные гонения на православных христиан со стороны польского князя Болеслава Храброго, о которых упоминается и в житии преподобного Моисея Угрина (Киево-Печерский патерик), были следствием влияния епископа Адальберта, прибывшего в 996–997 гг. к Болеславу в Краков.

Из вышесказанного нетрудно заключить, был ли епископ Адальберт добрым пастырем Церкви Христовой или рассеивал овец Божиих, собранных просветительскими трудами святых Кирилла и Мефодия и их учеников. Фактически, еще до формального отпадения Рима от Церкви в 1054 году, Адальберт уже являлся последовательным гонителем святого Православия в Чехии, Польше, Моравии, Венгрии (в последней он вообще не допустил возникновения церковно-славянского богослужения).

Достойно внимания и то, что составителем «жития» Адальберта (Войчеха) был известный насадитель латинского обряда в Польше и западнорусских областях архиепископ Отто III Бруно-Бонифатий. Он и его споспешники не случайно избрали своим покровителем именно епископа Адальберта.

Единомысленны с ними и сегодняшние миссионеры-паписты, насаждающие латинство в Восточной Европе и Прибалтике. Например, в г. Калининграде (Кенигсберге) существует «католическая община св. Адальберта», которая стала учредителем миссионерского русскоязычного «Калининградского католического вестника», титульный лист которого украшен изображением гонителя Православия Адальберта. В одной из заметок сего вестника сообщается о том, что недавно в кафедральном соборе Калининграда «верующие христианских конфессий... молились о мире... Молитвы провели: епископ Балтийский Пантелеимон (викарий митрополита Кирилла Гундяева), аббат Тевтонского ордена Арнольд (того самого ордена, что огнем и мечом уничтожал Православие в северо-западной Руси), протестантский пастор и другие священнослужители» (№ 6/12/). Более красноречивого свидетельства о методах миссионерской деятельности, проводимой католиками, трудно было бы ожидать.

Вероятно, подобные экуменические собрания, строго осужденные Вселенскими соборами, являются плодородной почвой для возникновения кощунственных идей о причислении еретиков к святым Православной Церкви. Безусловно, что если бы когда-либо католики и пожелали принести покаяние и присоединиться к Святой Соборной и Апостольской Православной Церкви, то они должны были бы отказаться от почитания своих лжесвятых, культ которых не приемлем для христианина. О ложности латинской «святости» прекрасно писал знаток святоотеческой традиции святитель Игнатий (Брянчанинов). К таким лжесвятым он относил, например, прельщенных «подвижников» Франциска Ассизского, Фому Кемпийского, Игнатия Лойолу, к ним же можно отнести и насадителя римской унии в Западной Руси Иосафата Кунцевича и, конечно же, гонителя православных славян Адальберта (Войчеха). Но «православные экуменисты», как видно, стремятся осуществить прославление этих лжесвятых предельно просто: путем механического включения их имен в православный церковный календарь. Можно без преувеличения сказать, что такой акт откроет новую страницу апостасии, если сегодняшняя паства Русской Православной Церкви, которую так лукаво, но неуклонно подводят к этой гибельной пропасти, не сумеет явить истинное благочестие и не отринет эту богохульную канонизацию.

Мы же будем молить святых Кирилла и Мефодия, учителей словенских, дабы они упросили Господа ниспослать всем верным Его мудрость в распознании новых сетей, расставляемых латинствующими деятелями православия, проповедующими опасное забвение священного Предания и истории Православной Церкви Христовой.