http://www.blagogon.ru/biblio/665/

Католики-лефевристы о «литургической реставрации» и богослужебных реформах в Католической церкви


О. Паскаль Тюйе

Святой Пий X и литургическая реформа

 

Приход к власти Папы Пия X (1835–1914) ознаменовал собой новый для литургического движения период. До сего момента протесты против нарастающего обмирщения и проповедь возвращения к живым истокам благодати были уделом частных усилий. Всё изменилось, когда, став Папой, Пий развернул официальную пропаганду литургической реставрации. Своим вмешательством он решительно направил Церковь к литургической жизни, пропитанной традиционным благочестием, благодатью Таинств и Духовной красотой.

Интерес к литургии появился у св. Пия X не в день восшествия на верховную кафедру. Будучи ещё совсем молодым викарием в Томболо, он организовал schola cantorum, в которой с величайшим старанием обучал прихожан церковному пению и церемониалу. О. Сарто часто повторял: «Не нужны ни молитвы, ни пение во время Мессы; нужно молиться и петь Мессу». Монс. Сарто, епископ Мантуанский, пожелал в течение некоторого времени лично занимать в своей семинарии должность преподавателя григорианского пения и сам обучал церемониалу своих будущих священников, потому что хотел на всю жизнь привить им чувство священного и добродетель благоговения. Патриарх Венеции, он издал пастырское послание от 1 мая 1895 г., посвященное сакральной музыке и пению.

Некоторые современники св. Пия X называли его «революционером» за его акты и особенно за декреты о Причащении. Конечно, это слово в его негативном смысле к святому Пию X неприменимо, но оно может, в качестве гиперболы, выразить всю смелость реформ[1] великого Папы.


Реформа сакральной музыки

Первой последовала реформа сакральной музыки. На протяжении XIX столетия в церковную музыкальную практику проникло множество злоупотреблений. 22 ноября 1903 г. вышло Motu proprio «Tra le sollicitudini», в котором Папа определил с точностью направление предстоящей реформы: «Наше весьма горячее желание состоит в том, чтоб истинный христианский дух вновь расцвёл во всём своём многообразии и сохранялся в душах всех верных. Прежде всего, необходимо заботиться о святости и достоинстве храмов; именно там верные собираются, чтобы черпать этот дух из главного и необходимого источника – деятельного участия в Пресвятых Тайнах и в торжественной совместной молитве Церкви».

В продолжении Motu proprio, которое сам автор определил как «кодекс законов сакральной музыки», Пий X перечисляет качества сакральной музыки. Она должна быть «святой» и, следовательно, исключать любые светские элементы. Она должна быть «истинным искусством», потому что иначе она не сможет воздействовать на слушателей с той силой, которой Церковь требует от своей литургии. И ещё она должна быть «вселенской». Конечно, Папа допускает всем народам иметь собственные музыкальные формы, содержащие известным образом элементы каждой национальной музыки; но эти формы должны быть подчинены всеобщим требованиям, предъявляемым сакральной музыке.

Где можно найти сакральную музыку, отвечающую этим требованиям? Св. Пий X предлагает три возможности. В наивысшей степени критериям сакральной музыки соответствует григорианское пение. Высоким назван уровень классической полифонии, образцом которой может быть творчество Палестрины. Наконец, сакральную музыку можно найти в современном творчестве, но необходимо строго отбирать произведения для исполнения в церкви и, конечно, не допускать театральности в исполнении.

Папа напоминает, что григорианское пение – это собственное пение Римской Церкви и оно, возвращённое к своей первозданной целостности и чистоте в конце XIX века, трудами бенедиктинцев дом Геранже и дом Потье, должно вновь обрести в ней своё достойное место. Оно было и остаётся высшим образцом сакральной музыки.

Однако Папа был далёк от намерений навязать всем одну лишь григорианскую музыку. Как писал в связи с этим кардинал Мерри дель Валь, «он не соглашался с позицией некоторых фанатиков, дошедших до того, чтобы совершенно изгнать из наших церквей всю музыку, кроме григорианской, и провозгласил такие намерения излишеством». Эти слова свидетельствуют о благоразумии и открытости св. Пия X. Затем «Motu proprio» содержит несколько практических указаний: использование светских языков, исключение женщин из хоров, первенство органа при сопровождении пения, недопустимость использования некоторых музыкальных инструментов. Наконец, документ называет наиболее важные средства для осуществления реформы – учреждение епархиальных комиссий, практическое и богословское обучение в семинариях, возрождение Scholae cantorum.

Папа желает, чтобы реформа проводилась в жизнь как можно скорее. 8 декабря 1903 г. он пишет своему кардиналу-викарию: «Вам, господин кардинал, не следует прибегать к поблажкам и ослабить свои усилия. Трудов становится не меньше, а, напротив, всё больше, потому что мы должны добиться, чтобы всё это было сделано немедленно и решительно».


Реформа Бревиария

За музыкальной реформой последовала ещё одна, не менее важная, – реформа Бревиария. После долгой подготовки она была обнародована буллой «Divino afflatus» от 1 ноября 1911 г. Прежде всего она содержала новые рубрики для литургической псалтири. Эта псалтирь представляет собой распределённые по дням недели все 150 псалмов, но в течение долгого времени её еженедельное прочтение клириками стало почти невозможным из-за включения в рубрики множества праздников святых с собственными псалмодиями. Кроме того, литургия нуждалась в реунификации после революции и конкордата 1801 г., породивших немало путаницы. Доходило до того, что в одной епархии могло использоваться по семь или восемь разных литургий!

Первые попытки реакции, робкие и безуспешные, были сделаны ещё в правление Папы Бенедикта XIV (1740–1758). В ходе I Ватиканского Собора многочисленные жалобы Отцов не смогли воспрепятствовать новым победам Proprium sanctorum над Proprium de tempore[2]. К 1879 г., когда начинался понтификат Льва XIII, в году насчитывалось 239 дней, в которые не читались псалмы de tempore. Лев XIII предпринял неудачную попытку уменьшить этот перекос, и к 1911 г., накануне реформы Пия X, таких дней стало 252. Таким образом, обычные рядовые службы de tempore, представляющие собой исследование земной жизни Иисуса Христа, оказались на грани исчезновения.

Идея св. Пия X состояла в возвращении псалмам их традиционного места, действуя «однако, с предосторожностью, следя, чтобы еженедельное прочтение всей псалтири нимало не преуменьшило культа святых и чтобы оно облегчило, а не усугубило бремени обязанностей клира».

Все задачи реформы можно свести к двум основным: во-первых, обеспечить бесперебойное однократное еженедельное прочтение всей псалтири, и с этой целью сократить число псалмов в будние дни недели; во-вторых, ликвидировать конфликт de tempore и sanctorum. Также была сокращена продолжительность служб часов. К примеру, ранее утреня[3] включала 18 псалмов в воскресенье и 12 в будние дни, реформа оставила 9 псалмов или частей псалмов. Вся псалтирь вновь стала читаться каждую неделю, и при этом не были исключены праздники святых. Были восстановлены собственные последования для воскресенья и для дней недели. Чтения Священного Писания de tempore стали привилегированными.

В Бревиарии св. Пия X был принят совершенно новый распорядок псалмов: он был приведён в соответствие с древней традицией Церкви, с некоторыми редкими исключениями; к примеру, традиция прочтения именно 12 псалмов в последовании утрени, восходила ещё к Отцам-пустынникам. Другим таким исключением стала отмена прочтения псалмов 148, 149, 150 ежедневно по окончании службы хвалитн, как это делалось с незапамятных времён. Кроме этого, в связи с изменениями условий повседневной общественной жизни, было сочтено чрезмерным число праздников, обязательных к посещению церкви под страхом греха; чтобы избежать большого числа греховных пропусков, Motu proprio «Supremi disci-plinae?» от 2 июля 1911 г сократило их количество с 36 до 8. Наконец, 13 октября 1913 г. вышло Motu proprio «Abhinc duos annos», вносившее изменения в календарь. Никакой праздник, кроме Святейшего Имени Иисуса и Пресвятой Троицы не должен был праздноваться только в воскресенье. Позже к ним были добавлены ещё два – Святого Семейства и Христа-Царя. Также были упрощены октавы[4] праздников.

В своём рвении Пий X даже намеревался сделать празднование Пасхи фиксированной датой. В 1913 г. был проведён письменный опрос епископов, и большинство с одобрением отнеслось к идее Папы. Однако 9 декабря того же года против новшества выступила Священная Конгрегация Обрядов: по её мнению, оно создавало риск «принизить до земного естества великое событие Воскресения Христова». Проект реформы был отвергнут.


Декреты о Причастии

Рядом с литургическими реформами стоят декреты Св. Пия X о Евхаристии. 19 апреля 1880 г. монс. де Сегюр написал вдохновительнице Евхаристических конгрессов мадемуазель Тамисье несколько строк, ставших пророчеством: «Мне кажется, что будь я Папой, главной целью моего понтификата стало бы возвращение практики ежедневного Приобщения. Я поделился этой мыслью с Пием IX, но, видимо, время ещё не пришло. Папа, который по вдохновению Святого Духа осуществит это, обновит весь мир». И вот, с 30 мая 1905 г. по 14 июля 1907 г. последовало целых двенадцать выступлений Пия X по этой теме.

Чтобы немного описать состояние духа некоторых священников XIX в., процитируем фрагмент из рождественского письма настоятеля прихода в Руйи-Сасе, департамент Од, своему епископу: «Монсеньёр, я хочу поделиться с Вами своей радостью: сегодня я не открывал Дарохранительницу, а значит, не было святотатственных Приобщений». Чуть позже у другого епископа просили дозволения развернуть в его епархии Евхаристический Крестовый поход. «Этот Евхаристический Крестовый поход превратится в машину для производства святотатств», – ответил епископ.

Традиция католического благочестия никогда, впрочем, не ставила под сомнение важность Святого Причастия, но оставшиеся с XVII в. рудименты ереси янсенизма и собственная теплохладность верующих подолгу удерживали многих от Приобщения. Но всё же и в XIX в. были апостолы частого Приобщения; среди них – святые Жан-Мари Вианней и Джованни Боско.

20 декабря 1905 г. был опубликован декрет «Sacra Tridentina Synodus», провозглашавший: «Иисус Христос и Цepковь желают, чтобы верные каждый день приступали к священной Трапезе». Далее перечисляются мотивы, которыми должны руководствоваться верующие: «Прежде всего, будучи соединены с Богом этим Таинством, они черпают в нём силу для преодоления страстей; в нём они очищаются от простительных грехов, совершаемых, может быть, ежедневно, и благодаря ему могут избежать тяжких грехов, к которым расположены по человеческой слабости». Для Причастия необходимо соблюдение двух условий: состояние благодати и правое намерение. Так было восстановлено подлинно христианское понятие о Святом Причастии. Оставалось определить возраст Первого Причастия. Декретом «Quam singulari» от 8 августа 1910 г. им был определен «рассудительный» возраст, т.е. такой, когда ребёнок способен руководствоваться доводами собственного разума; в общем случае это 7 лет. Было ясно сказано, что для Причастия не обязательно совершенное знание Христианского Учения, но достаточно, чтобы ребёнок на доступном ему уровне знал тайны веры и умел отличать Евхаристический Хлеб от обычного.

Заслуживает упоминания та поддержка, которую Св. Пий X оказал Евхаристическому Крестовому походу. Этот поход освятил миллионы детских душ на протяжении десятых годов прошлого века. Из этих детей выросло немало святых, и Папа Пий XII поставил их святость в заслугу своему предшественнику.


Образец пастыря благоразумного

Все литургические изменения, сделанные святым Пием X, поражают широтой и смелостью замысла. Пий X был Папой-реалистом, обладавшим глубоким пастырским опытом, накопленным в течение долгого служения на всех ступенях церковной иерархии. Он сумел провести реформы, необходимые для святости клириков и верных в начале XX столетия, и сегодня мы можем видеть плоды этих реформ. Своей выдающейся деятельностью по восстановлению литургики Папа доказал свою современность в опровержение тех, кто напрасно называл его «реакционером» и, что ещё глупее, «Папой XIX века». Он не побоялся суровой реакции некоторых клириков, грешивших чувственной привязанностью к тем формам благочестия, время для которых ушло навсегда. Его непоколебимая верность тому, что составляет основу и суть, и гибкость в вещах заведомо акциденциальных[5], могут служить для нас, живущих, образцом пастырского благоразумия.

Мы знаем из истории Церкви, что она, к несчастью, была сбита с курса, заданного ей св. Пием X, а его инициатива перехвачена и извращена инициаторами известных перемен. Достаточно будет процитировать слова небезызвестного дом Ламбера Бодуэна: «Место, где должен каждодневно скрепляться и обновляться завет человечества со Святой Троицей, – это евхаристическое Жертвоприношение, которое символизирует Алтарь, центр всей Литургии. Расположение алтаря таково, как в древних римских базиликах: священник служит лицом к народу, что означает “деятельное участие верных в Пресвятых Тайнах”; это главная цель реставрации Литургии, обозначенная Пием X».

Здесь можно видеть первые ростки новой интерпретации Мессы, нового обряда, культа человека, сделавшегося Богом, участия верных в литургии в качестве её совершителей, субъектов священного обряда и священства. Нельзя придумать ничего более чуждого идеям св. Пия X, чем эти семена революции в тиаре и мантии.

2008 год

http://bell-student.livejournal.com/#asset-bell_student-27548


——————————————————————————
[1] Этимологический смысл слова «реформа» – «возвращение первоначальной формы».

[2] Proprium sanctorum – раздел Бревиария, содержащий последования дней памяти святых, распределенные по месяцам гола. Proprium de tempore содержит последования основных периодов литургического гола.

[3] Службы Бревиария каждого дня: утреня (matutinum), хвалитны (laudes), первый (prima), третий (tertia), шестой (sexta) и девятый (nоnа) часы, вечерня (vespera) и повечерие (completorium).

[4] Октава – восемь дней, считая со дня праздника. Литургическое празднование октав предусмотрено для больших торжеств.

[5] Акциденция – принадлежность вещи, не входящая с неизбежностью в её сущность и не способная изменить её собственным изменением. Например, цвет кошки – акциденция, потому что «кошачесть», к примеру, чёрной кошки не отличается от любой другой. Если кошку любого цвета перекрасить, сама кошка не претерпит изменений.