http://www.blagogon.ru/biblio/82/

Религиозно-философские собрания 1901–1903 гг.
Первое значительное проявление модернизма в Русской Православной Церкви,
обнаружившее существование в ней модернистского «подполья»



Религиозно-философские собрания (РФС) представителей русской интеллигенции и православного духовенства открылись в Санкт-Петербурге 29 ноября 1901 г. по инициативе группы литераторов.
Впервые мысль об их организации была высказана З.Н. Гиппиус и подхвачена ее мужем Д.С. Мережковским и В. В. Розановым. 8 октября 1901 г. уполномоченные члены-учредители РФС – Д.С. Мережковский, Д.В. Философов, В.В. Розанов, В.С. Миролюбов и В.А. Тернавцев – были приняты обер-прокурором Св. Синода К.П. Победоносцевым. Вечером того же дня членов-учредителей РФС – Д.С. Мережковского, З.Н. Гиппиус, В.А. Тернавцева, Н.М. Минского, В.В. Розанова, Д.В. Философова, Л.С. Бакста и А.Н.Бенуа принял митр. Антоний (Вадковский).
Проходили РФС в здании Географического общества.
Постоянным председателем РФС был еп. Ямбургский Сергий (Страгородский), ректор СПбДА. В состав Совета собраний входили также: будущий участник обновленческого раскола архим. Антонин (Грановский), протопресвитер И.Л. Янышев, протоиерей С.А. Соллертинский, Д.С. Мережковский, В.С. Миролюбов (издатель журнала «Жизнь для всех»), В.В. Розанов, казначей – В.А. Тернавцев. Позднее первоначальный состав членов-учредителей был расширен, и в него вошли архим. Сергий (Тихомиров), В.М. Скворцов (редактор «Миссионерского обозрения»), М.А. Новоселов (издатель-редактор «Религиозно-философской библиотеки»), З.Н. Гиппиус, Д.В. Философов, А.В. Карташев, В.В. Успенский, Н.М. Минский, П.П. Перцов, Е.А. Егоров.
Посетителями РФС были многие представители литературной и художественной элит России тех времен, среди них — И.Е. Репин, А.Н. Бенуа, В.Я. Брюсов, Л.С. Бакст, С.П. Дягилев, А.А. Блок.
Всего состоялось 22 заседания РФС. Обсуждались темы: «Об отношении Церкви к интеллигенции», «Лев Толстой и Русская Церковь», «Об отношении между Церковью и государством», «О свободе совести», «О духе и плоти», «О браке», «О догматическом развитии Церкви». Протоколы собраний публиковались в журнале «Новый путь», затем вышли «Записки Петербургских религиозно-философских собраний» (СПб., 1906).
Распространенная оценка РФС, как проявления религиозно-философского возрождения, оживления русской богословской апологетической мысли и т.п., не совпадает с обличительным словом св. прав. Иоанна Кронштадтского «О старом и новом пути спасения» (март 1903 г.). 5 апреля 1903 г. постановлением К.П. Победоносцева РФС были закрыты.
Согласно замыслу организаторов, в ходе РФС под видом обсуждения животрепещущих вопросов религиозно-гражданской жизни Церкви предлагалось пересмотреть отношение к православным догматам, к еретическим учениям, к государственной власти и браку, и тем самым преодолеть некий «внутренний кризис», якобы мешающий Русской Православной Церкви исполнить «великую задачу общественного спасения». В первом же докладе В.А. Тернавцев призвал Церковь дать ответ не словом, а делом на общечеловеческие запросы. В последующих выступлениях выдвигались идеи религиозного обновления общества, «неохристианства», ради спасения России в ее «безысходном» положении.
Итоги РФС, этой встречи «двух миров», участники, как правило, оценивают отрицательно, отмечая отсутствие диалога, взаимопонимания сторон, скорое закрытие собраний. Несмотря на это мнимое огорчение результатами РФС, с т. зр. модернистов, акция по-своему удалась. Представители православного духовенства, за исключением св. Иоанна Кронштадтского, не дали церковно-канонической оценки новым лжеучениям, которые были озвучены в ходе РФС.
Последствия РФС, как проявления модернизма в Русской Церкви, прослеживаются далеко вперед, вплоть до начала XXI в. Буквально каждая из идей, прозвучавших на РФС: гностическое смешение Церкви и мира, догматическое развитие, аморализм, «коллективное спасение», выступление против устоев христианской государственности и общественности и т.п. – получила дальнейшее развитие, как в ближайший период обновленческого раскола, так и в последующие годы. В этом можно убедиться на примерах учения мариологии, материалов конференции «Таинство Брака – Таинство Единения» (СПб, 2008 г.), учения проф. А.И. Осипова, сектантской деятельности о. Г. Кочеткова и др.

Цитаты из выступлений на РФС:
Д.С. Мережковский: Для нас богословская наука не последний авторитет, не безапелляционная инстанция. Если она мешает идти ко Христу, то мы признаем, что ее надо разрушить, не оставить камня на камне.
В.А. Тернавцев: С догматами, хранимыми Церковью, решительно нечего делать ни в государстве, ни в художественном творчестве, ни в борьбе за устройство благой общественной жизни. Да, с ними можно отрекаться от всего этого, но не созидать… В то время как Христианство трагически разделено на враждующие исповедания и стоит в противоречии с государством и культурой, нам говорят, что в учении Церкви все завершено. Это несчастливейшая ошибка нашего схоластического школьного богословия.
Д.В. Философов: В наших врачах, курсистках, студентах, шедших в голодный год на служение ближнему, была бессознательная “религиозность”, поскольку верны они были истинной любви к “земле”. Но “религиозность” — не религия. Вера в Бога была подменена у них верой в прогресс, цивилизацию, в категорический императив. И вот на наших глазах сознание общества выросло, и старые идеалы перестали его удовлетворять. Тщету их наглядно показали Достоевский и Ницше, чтобы не говорить о духовных писателях. Во имя любви к ближнему без любви к Богу не может быть истинного делания на земле. Без Бога не может быть настоящей культуры, охватывающей всю полноту бытия человечества… Церковь, в противоположность интеллигентному обществу, поняла и приняла сознательно лишь первую половину заповеди: “Возлюби Господа Бога Твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею”. И не вместив второй, она стала отрицать ее, довела свою любовь к Богу, свое служение Ему — до ненависти к миру, до презрения к культуре. Историческое христианство, вплоть до XX в., сосредоточивало все свое внимание лишь на аскетической стороне учения Христова, на служении Богу, пренебрегши в своей односторонности тем Божиим миром, часть которого — работающие в поте лица ближние.


Источники

1. Св. Иоанн Кронштадтский. О старом и новом пути спасения // Миссионерское обозрение. 1903. № 5. СС. 690-692
2. Прот. Г. Флоровский. Пути русского богословия. Париж, 1937
3. С.М. Половинкин. На изломе веков (Религиозно-философские собрания в Санкт-Петербурге в 1901-1903 гг.) // «Россия XXI». 2001. №6

Подготовил Роман Вершилло