http://www.blagogon.ru/biblio/859/

Полемика с современными апологетами ереси имябожия



I. О странном обращении «православной общественности» к Архиерейскому Собору отменить решения Синода от 1912 и 1913 годов против имябожия

27 ноября 2017 года на сайте «Русская народная линия» было опубликовано весьма странное обращение некой «православной общественности» (в составе 5 человек) к Синоду и Архиерейскому Собору РПЦ, в котором, цитирую: «Представители православной общественности призвали Синод и Архиерейский Собор отменить решения Синода от 1912 и 1913 годов, осудившие имяславие».
Авторы обращения также считают, что «силовое удаление около тысячи монахов в 1913 году легло тяжелым и пока еще до конца нераскаянным грехом на всю Российскую Кафолическую Православную Церковь».

Хотя, говоря по правде, всякой православной общественности уже давным-давно пора зарубить себе на носу, что Православная Церковь – безгрешна. В ее истории бывали случаи и похлеще случавшегося тогда на Афоне. В ее истории были длительные периоды, когда церковную власть временно захватывали еретики, например, ариане или иконоборцы. Затем устраивавшие массовые гонения на православных – одних убивали, других калечили, третьих отправляли в ссылки… Но никому и никогда не приходило в голову обвинять в сих гонениях саму Церковь и требовать от нее покаяния! Обвиняли конкретных еретиков, а Церковь воинствующую, которую как раз и составляли православные, многие из которых и пострадали от гонений еретиков, за терпеливое перенесение сих гонений – прославляли, а не требовали от нее покаяния!

Это же применимо к случившему тогда на Афоне. Если, конечно, тогда там действительно были допущены необоснованные насильственные действия по отношению к православным молитвенникам-исихастам. Но так ли были безгрешны многие не святые афонские монахи, обвиненные тогда в ереси?!

По мнению авторов обращения все они были очень «белыми и пушистыми», но их выдает уже сама терминология. По их мнению, с «имяславцами» боролись «имяборцы» – но это терминология самих обвиненных в ереси. Православная Церковь называла первых не «имяславцами», а имябожниками, поскольку многие из них ошибочно считали, что «Имя Божие есть Бог». А православные боролись с этой ересью, а не с Именем Божиим, которое они также свято почитают. Поэтому они отнюдь не «имяборцы», а просто – православные.

Правда, авторы обращения, по крайней мере, в нем не дерзают называть Имя Божие Богом, но их выдают подобные же безграмотные богословские перлы, граничащие с ересью. Так они пишут:

«Движение имяславия отражало исихастскую традицию почитания и поклонения Богу – Святой Троице, в том числе Его Нетварным Энергиям, к коим относится и Имя Божие, являющееся словесной Иконой нашего Спасителя».

Но любое имя, в том числе и Имя Божие, не является нетварной энергией Божества, а представляет собой вполне тварную вещь, выражаемую звуками или письмом. И даже когда оно произносится в уме, скажем, во время молитвы Иисусовой, то и тогда оно тварно, поскольку не только наш ум, но даже ангельские умы сотворены Богом. Поэтому и наша мысль не может быть нетварной.

Другое дело, что с Пресвятым Именем Божиим связана (думаю, нераздельно и неслиянно) благодать Святого Духа, т.е. нетварная энергия Божества. Что деятельно и проявляется, например, в молитве Иисусовой, очищающей душу и прогоняющей бесов. Поэтому апостол Павел и говорит: «Никтоже может рещи Господа Иисуса, точию Духом Святым» (1 Кор.12:3). Это же верно и в отношении иконы, которая не только не нетварна, но, в основном, еще и вещественна. Однако и чрез святые иконы также действует благодать Святого Духа вплоть до того, что некоторые, особо славные из них, – чудотворны.

Впрочем, более всего «умиляют» даже не вышеприведенные богословские перлы авторов обращения, а его концовка. Цитирую:

«Представители православной общественности считают, что пришло время вынести соборное суждение об этих вопросах и разрешить данную богословскую дискуссию в пользу имяславия. Для этих целей просим создать богословскую комиссию и поручить к следующему Архиерейскому собору подготовить решение о признании имяславия исихастской традицией нашей Церкви, соответствующей Священному Писанию и Священному Преданию, отменить решения Синода от 1912 и 1913 годов, осудившие имяславие».

Это даже похлеще, чем в анекдоте про Мишку Горбачева: «Мы тут подумали, и я решил…». Какая-то сомнительная «православная общественность» в составе 5 человек подумала, решила, а Церковь должна проштамповать их более чем сомнительное решение своим авторитетом! Ребята, а зачем-то создавать богословскую комиссию, если вы уже на своем междусобойчике «все решили»?!

В заключение следует сказать, что Пресвятое Имя Божие, Имя Господа Иисуса Христа, которое «выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних» (Флп.2:9–10), – это одно из самых сильных оружий православного христианина в невидимой брани «против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф.6:11).

Поэтому нет ничего удивительного в том, что последние всячески стараются выбить это мощное духовное оружие из рук православных. Что и проявилось в событиях вековой давности на Афоне, в тогдашних и нынешних богословских ошибках имябожников и их апологетов, а также во многом другом. Например, в часто случающихся попытках современного православного неофита сразу же достичь высших ступеней Иисусовой молитвы (умной, сердечной). Когда он толком не умеет проходить ее низшие ступени, скажем, не умеет творить, как советует святитель Игнатий (Брянчанинов), покаянную молитву Иисусову.

Все это, конечно, представляет собой современную богословско-аскетическую проблематику. Но решается она серьезной и кропотливой богословско-аскетической работой православных, а не безграмотными кавалерийскими наскоками сомнительной «православной общественности»!

Протоиерей Георгий Городенцев

Источник

От редакции сайта «Благодатный Огонь»:

Редакция попросила Киприана Шахбазяна прокомментировать Обращение т.н. «православной общественности» к Архиерейскому Собору о пересмотре решений Св. Синода 1913 года о ереси имябожия.

Ответить авторам по существу вопроса не представляется возможным, ибо текст Обращения представляет собой нечто неудобовразумительное, некую смесь лозунгов и бездоказательных утверждений. Укажем лишь на некоторые фактические ошибки авторов.

1. Попытка авторов Обращения опереться на авторитет св. Иоанна Кронштадтского несостоятельна:

«По нашей телесности, – пишет св. Иоанн, – Господь привязывает, так сказать, Свое присутствие и Себя Самого к вещественности, к какому-нибудь видимому знаку, привязывает Свое присутствие к храму, к иконам, к кресту и крестному знамению, к имени Своему, состоящему из членораздельных звуков, к святой воде, к освященным хлебам, к пшенице, вину, но придет время, когда все видимые знаки… для нас не будут нужны и мы будем истее Его причащатися в невечернем дни царствия Его, а теперь – все через телесное и через образы и знамения».

Готовы ли авторы счесть все перечисленное св. Иоанном энергиями Божиими?

2. Невозможно приписать имябожническую ересь и прп. Варсонофию. Если уж авторам угодно было сослаться на книгу митр. Илариона (Алфеева), то хорошо было бы ее и прочитать. То правда, что отношение прп. Варсонофия к книге «На горах Кавказа» было благосклонным. Однако никакой поддержки им самой ереси обнаружить нельзя. Вот слова преподобного, которые приводит митр. Иларион:

«Постоянно имейте при себе Иисусову молитву <...> Имя Иисусово разрушает все диавольские приражения. Они не могут противиться силе имени Христова. Все козни диавольские разлетаются в прах. Почему это так и как это происходит, мы не знаем. Знаем только, что это действительно так».

Чтобы из слов «почему это так и как это происходит, мы не знаем» вывести имябожнические формулы – нужно быть очень необъективным читателем.

3. Относительно прп. Силуана Афонского хотелось бы напомнить на материал, приведенный в свое время приснопамятным прот. Петром Андриевским:

«Известно, что во время Афонской смуты на Святой Горе проводил подвижническую жизнь великий светильник нашей Церкви преп. Силуан Афонский. Некоторые публицисты пытаются представить дело так, что, якобы, преподобный Силуан не принадлежал ни к одной из спорящих сторон. Но они забывают о том, что все оставшиеся на Афоне монахи (после выдворения смутьянов), даже те, кто находился в русских кельях, должны были подписать отречение от имябожнической ереси. Иногда в жизни православного человека наступают такие моменты, когда ему следует сделать свой решительный выбор: на чьей он стороне. Так как преп. Силуан остался жить на Афоне, следовательно, он подписал отречение от имябожнической ереси.

В заметках игумена Пантелеимонова монастыря архимандрита Мисаила есть сообщение о том, что преп. Силуан, подвизавшийся в Старом Руссике, едва не стал жертвой разъяренного имябожника, который кричал: “Все равно наших рук не избежите; мы всех убьем!”» (Забытые страницы русского имяславия. Сборник документов и публикаций по афонским событиям 1910–1913 гг. и движению имяславия в 1910–1918 гг. М., 2001. С. 182) (http://www.blagogon.ru/biblio/565/).

4. Также напомним информацию, касающуюся еп. Феодора (Поздеевского):

«В отношении Феодора (Поздеевского), утверждения о его поддержке спорного учения как такового, также вызывают серьезные сомнения: владыка, несомненно, был в очень хороших личных отношениях с о.Павлом Флоренским и с некоторыми другими “имяславцами”, но, например, в письме о.Павлу от 28 января 1914 года просит его снять главу “София” и откровенно “имяславские” места. В противном случае Владыка отказывался от оппонирования. Такая позиция может быть, конечно, вызвана разными причинами, но, несомненно, она говорит не в пользу гипотезы об “имяславстве” епископа Феодора» (https://drevo-info.ru/articles/393.html).

5. Авторы почитают имя Божие «словесной иконой» и, одновременно, энергией Божией. Однако их духовные предшественники вряд ли согласились бы, ибо икону энергией Божией не считали:

«Мы не согласны веровать только в благодатное присутствие Господа во Имени Своем. Благодатно присущ Господь и Иконе Своей, но во Имени Его мы имеем больше того» (Акт о исповедании веры во Имя Божие, утвержденный Советом старцев Пантелеймоновского монастыря 20 августа 1912 г).

А один из самых активных и известных имябожников – «иерогусар» Антоний Булатович – писал, отлагаясь от Церкви (в тот момент уже имевшую своим предстоятелем свт. Тихона):

«Я, исповедуя боголепное почитание Имени Господня и не соглашаясь почитать его только относительно, как от меня нынче требует церковная власть, отлагаюсь от всякого духовного общения с нею вплоть до разбора дела по существу Священным Собором».

Хотелось бы знать, считают ли авторы иконы энергиями Божиими, и воздают ли авторы всем иконам (а не только словесным) боголепное, или же относительное поклонение. Прежние имябожники были все-таки чуть более последовательны…

6. В заключение добавим: незнакомство авторов с книгой митр. Илариона (Алфеева) простирается до того, что им оказывается неизвестно, какой же вывод тот делает в конце своего весьма тенденциозного исследования (и отчасти даже вопреки ему):

«1) Можно ли утверждать, что “имя Божие есть Сам Бог”? Нельзя, если связку “есть” рассматривать в смысле отождествления и если под данным утверждением понимать, что Бог и имя Божие – одно и то же; если считать Бога именуемым; если считать, что сущность Божия может быть адекватно выражена при помощи того или иного имени Божия. Можно, если это утверждение понимать в том смысле, что в имени Божием присутствует Сам Бог. Ввиду того, что данное утверждение открыто к различного рода ошибочным толкованиям, оно никак не может считаться догматической формулой, адекватно выражающей суть православного учения об имени Божием: оно указывает лишь на то, что в молитве имя Божие не отделяется от Самого Бога (в этом смысле оно употреблялось и святым Иоанном Кронштадтским). Поэтому при изложении догматического учения об имени Божием данную формулу следует избегать, заменяя менее уязвимыми, такими как: в имени Божием присутствует Сам Бог; в имени Божием почивает Бог.

2) Можно ли утверждать, что “имя Божие есть энергия Божия”? Нельзя, если термин “энергия” употреблять в паламитском смысле, имея в виду совечную Богу и неотъемлемую от Его естества энергию, присущую Ему вне зависимости от бытия тварного мира. Нам представляются наименее уязвимыми следующие формулировки: в имени Божием действует Бог; в имени Божием присутствует энергия Божия».

P.S. Один из т.н. «православной общественности» Василий Бойко-Великий продолжил полемику с прот. Георгием Городенцевым, вновь, кроме прочего, настаивая на поддержке имябожнического учения философом Алексеем Лосевым и митр. Иларионом (Алфеевым):

«Приводимое нами утверждение “движение имяславия отражало исихастскую традицию почитания и поклонения Богу – Святой Троице, в том числе его Нетварным Энергиям, к коим относится и Имя Божие, являющееся словесной Иконой нашего Спасителя” – отнюдь не наше частное мнение, а мнение тех богословов, на которых мы ссылаемся. Например, мнение православного философа Алексея Лосева, митрополита Илариона (Алфеева) и ряда других» (http://ruskline.ru/news_rl/2017/12/05/).

Повторим, что Бойко-Великий так и не удосужился прочитать текст митр. Илариона, где тот ясно дает понять, что, при всей симпатии к имябожникам, принять их формулы не считает возможным.

Из тех богословов, на чей авторитет ссылается Бойко-Великий, остается Лосев и некий ряд других, непоименованных. Подозреваем, что «ряд других» – это круг последователей Вл. Соловьева, таких же, как и философ Лосев. И вот из-за измышлений этих весьма спорных (очень мягко говоря!) фигур Бойко-Великий с единомышленниками возрождают уже давно разрешенный спор.

Что же, было бы неплохо, наверное, если бы Синодальная библейско-богословская комиссия (СББК) провела через Межсоборное присутствие обсуждение ереси имябожия и подготовила документ для принятия Собором. Надо дать, наконец, возможность горе-ревнителям (компрометирующим всякую попытку здравых сил в Церкви сделать правилом богословия опору на учение свв. отцов) или последовать примеру Булатовича, или прийти в разум и перестать позорить тех, чьи имена с этими «ревнителями» невольно (или злонамеренно) ассоциируют...

* * *

II. Полемика с современными апологетами ереси имябожия

25 марта 2018 года в Москве состоялась конференция под названием «Имяславие и святоотеческая исихастская традиция Православной Церкви почитания имени Божия как Его нетварных энергий»[1]. Незадолго до ее открытия появился ответ устроителей этой конференции на наш комментарий[2] к грядущему событию. В своем отклике на публикацию «Благодатного Огня» Василий Бойко-Великий пишет:

«Редакция “БО” апеллирует к посланию Святейшего Синода от 1913 года. Однако с тех пор прошло много времени и из семи епископов, подписавших это послание, двое удостоились мученической кончины и именно за мученическую кончину, а не за подписание данного послания прославлены в лике святых, один уклонился в обновленческий раскол, но принес покаяние, еще один обвинялся в создании собственной ереси. Самое главное, что вопрос так и остался до конца неразрешенным и оставлен на разрешение Поместного Собора 1917–1918 годов, на котором он так и не был рассмотрен».

Редакция «Благодатного Огня», откладывая предметную полемику на то время, когда появятся материалы имябожнической конференции, считает уместным уже сейчас как напомнить читателям текст Послания Святейшего Синода, так и дать некоторые пояснения.

Как бы ни относиться к вопросу: считать ли его разрешенным или нет – надо отчетливо понимать каноническое положение имябожников и их ереси. Как бы кто лично ни относился к «имяславию», ни у кого сегодня нет права запретить считать это учение ересью. Мы знаем, что оно осуждено Вселенским Патриархом Иоакимом III, названо Вселенским Патриархом Германом V со Св. Синодом Константинопольской Церкви «хульным злословием и ересью». Обвинение в ереси и наложение канонических прещений было сделано Святейшим Синодом Русской Церкви.

В докладе своем членам Подотдела Поместного Собора 1917–1918 гг. Секретарь Подотдела В.И. Зеленцов (впоследствии епископ Прилукский Василий, священномученик) обрисовывает такое каноническое положение «имяславцев»: «Их своеобразное учение об именах Божиих признано еретическим и осуждено как Константинопольскими Патриархами с Патриаршим Синодом (см. Грамоты на Афон Патриарха Иоакима III от 12 сентября 1912 г. за № 8522, и Патриарха Германа V от 15 февраля 1913 года, за № 758), так и Русским Святейшим Синодом (см. Послание Святейшего Синода от 18 марта 1913 года, определение Святейшего Синода от 27 августа 1913 года за № 7644, определение Святейшего Синода от 10–24 мая 1914 года за № 4136 и определение Святейшего Синода от 10 марта 1916 года за № 2670)... В настоящее время, согласно предварительному судебному определению Святейшего Синода от 10–24 мая 1914 года за № 4136, подтвержденному определением от 10 марта 1916 года за № 2670, все находящиеся в России упорствующие имябожники находятся под малым церковным отлучением, именно: отлучены не только от совершения Церковных Таинств, но и от участия в них, но имеют право присутствования при церковном богослужении и духовные лица из них имеют право рясоношения. Причем, епархиальным архиереям предоставлено полномочие смягчать и снимать это наказание только с тех имябожников, которые раскаются в своем заблуждении и будут просить Церковь о прощении» (22. С. 406).

В Постановлении Святейшего Патриарха Тихона и Священного Синода Российской Церкви от 8–12 октября 1918 года читаем, что «учение имябожников, прописанное в сочинении иеросхимонаха Антония (Булатовича) и его последователей осуждено Святейшим Патриархом и Синодом Константинопольской Церкви и Св. Синодом Церкви Российской и что, оказывая снисхождение к немощам заблуждающихся, Святейший Синод не изменяет прежнего своего суждения о самом заблуждении, и что <…> имябожники, как осужденные церковной властью, могут быть принимаемы в церковное общение (с разрешением, кому следует, священнослужения) лишь по отречении от имябожничества и по изъявлении своего подчинения Святой Церкви».

В постановляющей части разрешение Московской Синодальной конторы священнослужения нескольким афонским «имяславцам» было признано «прекратившим свое действие»; прошение иеросхим. Антония (Булатовича) о разрешении ему священнослужения было признано «не заслуживающим удовлетворения, доколе он продолжает оказывать непослушание церковной власти и распространять свои, осуждаемые церковной иерархией умствования к соблазну Церкви»[3].

Насколько нам известно, никакого иного мнения, авторитетность которого была бы сравнима с процитированными нами, на сегодняшний день не существует. Поэтому-то мы думаем, что имеются серьезные основания для того, чтобы отказать в праве кому бы то ни было отменять – до провозглашения решения Поместным Собором Русской Православной Церкви – обвинение в ереси и снимать анафему. Именно поэтому мы сказали об обязанности нашей в отношении сторонников схимонаха Илариона употреблять единственное на сегодняшний день канонически состоятельное название – «имябожники», как это следует из Постановления Св. Синода от 27 августа 1913 года: «усвоить последователям нового лжеучения наименования имябожников». А самоназвание их «имяславцы» писать только в кавычках. Никакие личные симпатии или антипатии в вопросах такой важности не должны играть существенной роли. Всем нам следует твердо встать на каноническую точку зрения и дальнейшее продолжение обсуждения темы сообразовывать с ней.

«Будем молиться, – пишут организаторы конференции В.В. Бойко-Великий, Галина Ананьина и Александр Бочкарев, – чтобы Сам Господь Бог наш Святая Троица сподобил нас по милости Своей, по молитвам Пресвятой Богородицы и всех святых достичь Истины, способствовать принесению покаяния нашей земной Поместной Церковью и нашим народом за все грехи, приведшие к революции и установлению богоборческой власти в России на долгие семь десятилетий, на три поколения».

Здесь новые имябожники наследуют отложившемуся от Церкви и окончившему свои дни вне ее Булатовичу, видевшему причины бед России в якобы «официальном похулении» Церковью имени Божия в Послании Св. Синода 1913 г.[4]. И нынешние имябожники вновь призывают Церковь к покаянию, как продолжающую официально исповедовать ересь и тем обрекающую Россию на новые несчастья.

Здесь хотелось бы отметить слова В.В. Бойко-Великого, что в его и его единомышленников объявлении о Конференции «речь идет о покаянии не Церкви Христовой, к которой все мы стремимся принадлежать, а земной поместной Церкви и ее органов, состоящих из грешных людей и увы, делающих порой неправильные шаги». Что же, примем это к сведению, выразив только недоумение, как имябожники могут находиться в евхаристическом общении с уже сто лет «еретичествующей», на их взгляд, Поместной Церковью, якобы запятнавшей себя, помимо ереси, гонениями на «исповедиков веры». Гораздо последовательнее повел себя один из главных идеологов имябожнического движения иеросхимонах Антоний (Булатович), отложившийся от общения с Церковью.

 

Редакция сайта «Благодатный Огонь»