http://www.blagogon.ru/biblio/926/

Иван СМИРНОВ
Искупитель у нас только Один – Господь Иисус Христос!



В последние годы среди православных людей широко распространилось почитание святого царя-страстотерпца Николая II как искупителя грехов русского народа. Правомерно ли это наименование? И если нет, то почему?

Согласно учению Православной Церкви, Искупителем может именоваться только Богочеловек Иисус Христос. «Не тленным серебром или золотом искуплены вы, – говорит св. Апостол Петр, – но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого агнца» (1 Петр. 1, 18-19). Приносившиеся в жертву в Ветхом Завете агнцы были прообразами Крестной Жертвы Христа-Спасителя, отчего и Сам Он получил наименование «Агнца, вземлющего грехи мира» (Ин. 1, 29), поскольку еще в предвечном Совете Божием имелось ввиду принесение Сыном Божиим Себя в жертву за грехи мира. 

Разъясняя значение Крестной Жертвы Христовой, св. Афанасий Великий говорит:

«Так как надлежало, наконец, всем людям уплатить свой долг (а долг состоял в том, что все люди повинны были смерти, что преимущественно и было причиною пришествия Иисуса Христа на землю); посему Он, доказав Свою Божественность делами Своими, принес, наконец и жертву за всех людей, предав на смерть храм Своего Тела, дабы, чрез это, с одной стороны, сделать всех неповинными и свободными от древнего преступления (т.е. от первородного греха Адамова, тяготевшего на всех людях), с другой – явить Себя победителем смерти, и нетление собственного Своего Тела соделать начатком всеобщего воскресения... Смерть была необходима: непременно надлежало быть смерти за всех людей, потому что надлежало быть уплате общего долга, лежавшего на всех людях. Для сей цели Слово, по природе Своей бессмертное, восприяло плоть смертную, дабы ее как Свою собственную плоть принести в жертву за всех людей, и дабы плотию претерпеть за всех смерть» (О воплощении 20).

Никто из потомков Адама не мог искупить свою собственную душу даже ценою мученической смерти. Величайший между рожденных женами – св. Иоанн Предтеча – после своей мученической смерти сошел во ад. Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал в своем письме «О невозможности спасения иноверцев и еретиков»:

«Весь род человеческий – разряд существ погибших. Погибель – удел всех людей и добродетельных и злодеев. Зачинаемся в беззаконии, родимся во грехе… Нисходили во ад по окончании земного странствования не только грешники, но и праведники Ветхого Завета. Такова сила добрых дел человеческих. Такова цена добродетелей естества нашего падшего! Чтобы восстановить общение человека с Богом, иначе для спасения, необходимо было искупление. Искупление рода человеческого было совершено не Ангелом, не Архангелом, не каким-нибудь еще из высших, но ограниченных и сотворенных существ – сотворено было Самим беспредельным Богом. Казни – жребий рода человеческого, заменены Его казнию; недостаток заслуг человеческих заменен Его бесконечным достоинством. Все добрые дела человеческие немощные, нисходившие во ад, заменены одним могущественным добрым делом: верою в Господа Иисуса Христа… Верою, одною верою мы можем войти в общение с Богом при посредстве дарованных Им таинств». (Здесь и далее – выделено авт.)  

«Что может человек найти столько ценное, чтобы дать в искупление души своей?» – вопрошает св. Василий Великий. «Но нашлось одно, – говорит далее св. Василий, – равноценное всем вместе людям, что и дано в цену искупления души нашей – это святая и многоценная кровь Господа нашего Иисуса, которую Он пролил за всех нас». В своей «Беседе на 48 псалом» святитель Василий пишет:

«Человек и за собственные грехи не может дать Богу умилостивлительной жертвы. Как же сможет сделать это за другого?» «Брат не может искупить брата своего и каждый человек – сам себя, потому что искупающий должен быть гораздо превосходнее содержимого во власти и уже рабствующего. Но и вообще человек не имеет такой власти пред Богом, чтобы умилостивлять Его за грешника, потому что и сам повинен греху. “Потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Господе нашем” (Рим. 3, 23, 24)». «Итак, –  пишет далее святитель Василий Великий, – не брата ищи для своего искупления, но Того, Кто превосходнее тебя естеством, не простого человека, но Богочеловека Иисуса Христа, Который один может дать Богу измену (жертву умилостивления) за всех нас, потому что Его “Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру” (Рим. 3, 25)».

Это центральный догмат нашей веры – Кровь Единого Безгрешного Господа нашего Иисуса Христа, которую Он излиял на Голгофском Кресте, явилась той ценой, которая искупила все наши грехи и освободила нас от власти смерти и диавола. Причем Господь Иисус Христос искупил не только первородный грех, но и все грехи человечества. Будучи по естеству Своему совершенно безгрешен, Христос, как пишет святитель Василий Великий, «не имел нужды в том, чтобы давать Богу выкуп за избавление Своей души, а Сам мог дать и действительно дал таковой за других». Святитель Иоанн Златоуст пишет, что Христом «истреблен не один только первородный грех, но и все прочие грехи; даже не только истреблены грехи, но и дарована нам праведность; и Христос не только исправил все, что повреждено Адамом, но все сие восстановил в большей мере и в высшей степени».

О каком искуплении грехов смертными людьми можно говорить, если на Голгофском Кресте были искуплены все наши грехи и беззакония? Подобные мнения являются разрушительными по отношению к православному вероучению, которое, по словам известного современного богослова архимандрита Рафаила (Карелина), «категорически утверждает, что искупить людей не мог ни человек, ни ангел. А только Сын Божий, ставший Сыном Человеческим».

Строго говоря, человек, считающий св. царя Николая II «искупителем», не является христианином, так как считает, что Голгофа не спасла русский народ и Богу потребовалась еще одна жертва в лице царя, то есть, иными словами, Господь Иисус Христос не до конца искупил грехи человеческого рода и Его дело нуждается в дополнении. Если продолжить эту мысль, то получается, что человек может быть спасен человеком. Эта мысль является не только ересью, разрушительной для христианства, но и приводит в конечном итоге к антихристовщине, так как последний владыка мира, будучи сыном погибели, объявит о себе как о спасителе человеческого рода и потребует поклонения себе как царю и богу.

В рядах носителей идеи «царя-искупителя» популярно такое «богословское» толкование этой ереси: дескать, во-первых, Христос искупил лишь первородный грех (что, как показано выше, не так, поскольку Господом вкупе с первородным грехом искуплена вся греховность человеческого рода!), а личные грехи могут искупать и смертные люди; во-вторых, по их мнению, любая мученическая жертва искупительна; в-третьих, мученический подвиг носит христоподражательный характер именно в том, что мученики, якобы, искупают подобно Христу грехи других людей.

А так как царь Николай II выше других мучеников по своему царскому служению, то он искупил грехи всего русского народа. И далее, согласно этой логике, этому «искуплению» необходимо приобщиться через «покаяние» подобно приобщению к Искуплению Христову, так как искупление и прощение неразрывно связаны с осознанием грехов и покаянием.

Мученический подвиг, хотя и носит христоподражательный характер, не может быть искуплением грехов других людей, ибо Искупитель у нас один – Господь Иисус Христос. Защитники ереси о «царе-искупителе» фактически объединяются с католической ересью о сверхдолжных заслугах святых, согласно которой грешники оправдываются пред Богом заслугами святых. Причем святые, по ложному учению католиков, могут искупать своими подвигами и свои, и чужие грехи. Как это сродни тому, что якобы мученики искупают грехи других людей! Митрополит Макарий (Булгаков), автор «Православно-догматического богословия», писал на эту тему так:

«Заслуги святых как бы ни были велики, никогда нельзя считать сверхдолжными, преизбыточествующими, ненужными для них самих, и вменять другим людям – грешникам для оправдания их в очах правды Божией». «…Из того, что Бог щадил и всегда готов щадить грешников ради праведников (Быт. 18, 33; Исх. 33, 32), не следует заключать, будто Он щадил и щадит первых за излишние заслуги последних, удовлетворяясь этими заслугами и вменяя их грешникам, а не по другой причине. Праведники суть истинные, возлюбленные чада Его и други (Ин. 15, 14-15); все пути их для Него угодны (Пс. 1, 6); все желания пред Ним благи (Притч. 11,23); все их прошения и молитвы Ему приятны (Притч. 15, 29). Вот по этой-то любви к Своим угодникам и особенно по их ходатайству и мольбам, какие воссылают они к престолу Его за других, нередко с такою силою, что сами, как Моисей и Павел, желают быть лишенными Царствия Божия ради ближних (Исх. 32, 32; Рим. 9, 3), Господь и щадит грешников, – щадит преступных чад Своих по мольбам возлюбленных, истинно Ему благоугодивших; щадит, очевидно, по бесконечной Своей благости к тем и другим, а не по правосудию, которое будто бы удовлетворяется за грехи первых преизбыточествующими заслугами последних».

Архимандрит Рафаил (Карелин) в полном согласии со святыми отцами пишет так на данную тему:

«Царь Николай является молитвенником за людей, но молитвенное ходатайство и искупление – это далеко не одно и то же. Искупление совершает Искупитель Своими силами; а святой молится Богу о милости к людям – в этом его духовная помощь. Мученический подвиг дает особое дерзновение в молитве, но молитва не превращается в искупление. Первый мученик Авель стал жертвой своего брата, но своей кровью не искупил никого. Его насильственная смерть была прообразом будущей жертвы Христа Спасителя, но сам он душой сошел в ад, где ожидал времени пришествия Мессии – своего Искупителя. В мистическом плане подвиг Царя Николая, также как и подвиги других святых, является духовной силой, противоборствующей распространению царству зла на земле. Апостол Павел сравнивает святых со звездами, но звезды сами по себе без света солнца не могут осветить мрак космической ночи. Без единственной искупительной Жертвы Христа мир был бы погружен в метафизическую ночь».

К сказанному необходимо добавить следующее. Ложная богословская идея всегда порождает новую ересь. Апологеты цареискупительной ереси придумали теорию о родовом грехе, который, якобы, тяготеет над всем русским народом и не прощается даже в таинстве Крещения. К такого рода грехам они причисляют грех нарушения верности Соборной Клятве 1613 года, а также грех цареубийства или грех попущения цареубийству. Но православное вероучение не знает понятия «родового греха», ибо любой грех (за исключением первородного греха) является грехом личным и требует личного покаяния. В таинстве Крещения человеку прощаются все грехи, о чем говорится в «Символе веры»: «Исповедую едино крещение во оставление грехов». Ложная теория о родовых грехах породила антицерковные «покаянные чины»[1], участники которых должны приносить покаяние в форме таинства исповеди за своих давно почивших предков. Что это как не кощунство?

Организаторы «покаянных чинов», доказывая необходимость их проведения, любят ссылаться на слова из Ветхого Завета, где в Книге Чисел Бог описывается как «не оставляющий без наказания, но наказывающий беззаконие отцов в детях до третьего и четвертого рода» (Числ. 14, 18). Но по объяснению преподобного Ефрема Сирина, это касается тех случаев, когда дети и потомки лично соучаствуют в грехе родителей, повторяя его. Во Второзаконии тоже говорится: «Я Бог ревнитель, за вину отцов наказывающий детей до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня» (Втор. 5, 9). Это означает, что если в каком-то роде четыре поколения подряд ненавидят Бога, этот род прекращает существование. Преп. Ефрем писал об этом так: «Бог, по долготерпению Своему, терпит человека лукавого, и сына и внука его; но если они не покаются, налагает наказание на главу четвертого, как скоро он в лукавстве своем подобен отцам своим». Иудеи же стали понимать эти откровения Божии неправильно, полагая, что Бог может наказать праведного человека за грехи его предков. Увы, это ложное понимание переняли от иудеев многие наши православные, участники «покаянных чинов», не замечая того, что такое понимание порождает две ложных мысли: первая – что Бог не справедлив, а вторая – что человек страдает не за свои грехи (ему не в чем каяться), а за грехи своих предков. Еще в ветхозаветные времена, изобличая такое ложное толкование, Бог говорит устами пророка Иезекииля: «Зачем вы употребляете в земле Израилевой эту пословицу, говоря: “отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина?” Все души – Мои: как душа отца, так и душа сына – душа согрешающая, та умрет… Вы говорите: “почему же сын не несет вины отца своего?” Потому что сын поступает законно и праведно, все уставы Мои соблюдает и исполняет их; он будет жив. Душа согрешающая, она умрет, сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и останется, а беззаконие беззаконного при нем и останется… Я буду судить… каждого по путям его, говорит Господь Бог» (Иез. 18, 2-4, 19-30). Также и через пророка Иеремию Бог открывает: «Уже не будут говорить: отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина, но каждый будет умирать за свое собственное беззаконие; кто будет есть кислый виноград, у того на зубах и оскомина будет» (Иер. 31, 29-30). (Совершенно очевидно, что даже когда у родителей за их грехи рождаются больные дети, это вовсе не означает, что дети должны каяться на исповеди в грехах своих родителей. После смерти дети будут отвечать перед Богом лишь за свои личные грехи, а не за грехи родителей, так как по наследству грех не может передаваться. Передаваться может не сам грех, а последствия греха. Но каждый человек наделен свободной волей и имеет возможность обрести истинную веру и встать на путь борьбы со своими грехами.)

Призывы покаяться «за грех цареубийства» или «за попущение цареубийства», «за грех нарушения Соборной Клятвы 1613 года», «за все грехи предков» построены на ложном, антиправославном основании. Такие призывы близки к иудаизму, к жидовствующим еретикам. Лжепокаянные еретические чины не могут принести абсолютно никакой пользы, зато очень способствуют формированию в людях ложного благочестия и приближают к духовной прелести.

Надо отметить, что крайние апологеты цареискупительной ереси проповедуют «непротивленческую» идеологию, сродную с толстовством. Они сочинили теорию о некой «эпитимии», которая лежит на русском народе, и поэтому любая общественная борьба со злом является, по их мнению, делом греховным. Поэтому они осуждают и борьбу с сектантством, и с «секспросветом» в школах, и вообще с любым социальным злом. В этом моменте зримо проявляется истинный вдохновитель цареискупительной ереси, уж слишком явно торчат его рога. (Что касается понятия «эпитимии», то в православном понимании эпитимия – это вовсе не наказание грешника – так понимают католики! – а молитвенные и иные покаянные труды уже покаявшегося человека с целью искоренения греховных оснований, дабы грех не был повторён.)

Еще одно порождение цареискупительной ереси – это установка так называемых «царских крестов», перед которыми зачастую и проводятся «покаянные чины». Несомненно, что «царский крест» – это завуалированная хула на Крест Христов, это путь к полной замене Христа царем, а в конечном итоге – поклонение антихристу как царю и богу. Не случайно, что уже написана икона царя-искупителя, на которой царь изображен за престолом вместо Христа, а на престоле помимо царских регалий находится причастная чаша, в которой – кровь царя, истекающая из его груди. Таким ложным и богохульным превозношением святой царь-страстотерпец Николай II на самом деле хулится,  так как происходит полное извращение его истинной святости.

Таким образом, цареискупительная ересь уводит людей из Церкви и приводит в секту, в которой вместо Господа Иисуса Христа – «царь-искупитель», вместо Креста Христова, который по слову св. Иоанна Кронштадтского является «всеискупительным», – «царский крест», вместо истинного таинства покаяния – лжепокаянные чины. (Добавим, что в этой секте поклоняются новым лжесвятым, таким, например, как «отрок Вячеслав» или «старец Самуил», верят и распространяют всевозможные сны и «видения», сами стремятся получить такие «откровения».) В этой секте служатся еретические «царские литургии», где на проскомидии вынимается частица за живого царя (без имени), причем эта частица выкладывается на дискосе выше частиц о Патриархах и Синоде (до революции вынутые частицы выкладывались на одной линии, что символизировало «симфонию» царства и священства). Не случайно, что московское «Братство царя-искупителя», действующее с начала 1990-х годов и возглавляемое неким Вадимом Кузнецовым, в 2008 году отделилось от Церкви и образовало свою «царскую православную церковь», абсолютно неканоническое сборище, а правильнее говоря – очередную парасинагогу.

Есть основание подозревать «Братство царя-искупителя» в организованной ими фальсификации – добавлении своего текста в брошюру под названием «Вещий инок», написанную в эмиграции бывшим царским офицером П.Н. Шабельским-Борком (1896–1952). Она впервые вышла в свет в начале 1930-х годов как «историческое сказание» под псевдонимом Кирибеевич. В этой брошюре описана встреча и беседа монаха Авеля с императором Павлом I. Автор вложил в уста Авеля пророчества о тех событиях, которые уже миновали и о которых он всё знал. Написанный Шабельским-Борком рассказ является чисто художественным произведением, благочестивым вымыслом, так как не основан на каких-либо исторических документах. Об этом было хорошо известно уже в эмиграции. Автор вложил в уста вещего Авеля такие слова об императоре Николае II:

«Николаю Второму – Святому Царю, Иову Многострадальному подобному. На венец терновый сменит он корону царскую, предан будет народом своим, как некогда сын Божий».

В первоначальном варианте брошюры отсутствовали слова о царе как «искупителе». Слово «искупитель» появилось впервые в 1992 году в газете «Земщина» (№ 67, 1992 г.), текст «пророчеств Авеля» был дополнен и стал звучать так:

«Николая Второму – Святому Царю, Иову Многострадальному подобному. Будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. На венец терновый сменит он корону царскую, предан будет народом своим; как некогда Сын Божий. Искупитель будет, искупит собой народ свой – бескровной жертве подобно» (выделенные слова – позднейшая вставка!).

Этот сфальсифицированный вариант был опубликован в 1995 году в «Житии преподобного Авеля прорицателя» (непонятно, почему Авель именуется «преподобным», так как церковно он не был прославлен!) издания Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря, а затем перекочевал во многие печатные издания и публикации в интернете[2].

Необходимо сказать еще об одной фальсификации. Сторонники идеи «царя-искупителя» любят цитировать слова Соборной Клятвы 1613 года. Текст этой Клятвы тоже получил распространение через газету «Земщина» в 1990 году (с комментариями опять-таки В. Кузнецова). Одновременно было напечатано большое количество листовок с текстом Клятвы. Но в 2012 году в газете «Русский Вестник» (№25) было опубликовано выступление Леонида Болотина, который принимал активное участие в распространении текста Соборной Клятвы. В статье «Апокриф Утвержденной Грамоты Собора 1613 года» Л. Болотин каялся в том, что по невнимательности участвовал в распространении подложного краткого варианта Клятвы, так как первоисточник не содержит страшной заклинательной формулировки: «И кто же пойдет против сего Соборного постановления – Царь ли, Патриарх ли, и всяк человек, да проклянется таковой в сем веке и в будущем, отлучен бо будет он от Святыя Троицы». Эта формулировка является, как подчеркивает Болотин, совершенно нецерковной и злокозненной, но именно этот вариант получил самое широкое распространение. По всей видимости, те антицерковные силы, которые планировали заражать православный народ «цареискупительной ересью», планировали и проведение «покаянных чинов», а данная устрашающая формулировка должна была подталкивать людей к участию в них. (И очень прискорбно, что Леонид Болотин не связал «злокозненность» подложной формулировки с «цареискупительной» ересью, и сам стал одним из её проводников.)

Что же касается широко цитируемого «сна митрополита Макария» 1917 года (в котором якобы прозвучал глас, что «Государь взял вину русского народа на себя, и русский народ прощен»), то надо сказать, что достоверность этого сна никогда не была подтверждена самим митрополитом Макарием (Невским). Сон этот был опубликован С.А. Нилусом, но Нилус не написал, от кого этот сон был им получен. Кроме того, совершенно неправильно выстраивать целое богословие на сне (как известно, сны могут быть «от лукавого», поэтому Святые Отцы советовали относиться к ним с большой осторожностью).

Слова Царя о том, что он готов стать жертвой ради спасения России, сказанные Столыпину («Если для спасения России нужна жертва, то я готов стать ею»), нужно понимать лишь в том смысле, что Царь Николай, как истинный православный монарх, готов был душу свою положить за спасение России, умереть за неё, но ни в коем случае он не мог думать о себе самом как об «искупителе» грехов русского народа, так как это означало бы состояние бесовской прелести.

Еще один довод сторонников цареискупительной ереси – это слова святителя Иоанна Златоуста, которые они цитируют так: «Править народом может любой, но умереть за народ может только царь». На самом деле – это искаженная цитата из творения св. Иоанна Златоуста «Слово о Кресте и разбойнике». Приводим цитату полностью:

«Как, скажи мне, разбойник, ты вспомнил о царстве? Что такое ты увидел теперь? Гвозди и крест пред глазами твоими, обвинения, насмешки и злословия. Да, говорит он, но самый крест кажется мне знаком царства; потому я и называю Его царем, что вижу Его распятым, – царю свойственно умирать за подданных. Он сам сказал “пастырь добрый душу свою полагает за овцы” (Ин. 10, 11): так и добрый царь полагает душу свою за подданных. Посему, так как Он положил душу свою, то я и называю Его царем».

Совершенно очевидно, что из этих слов, которые св. Иоанн Златоуст влагает в уста благоразумного разбойника, не вытекает никакого «цареискупительства». «Полагать душу за своих подданных» вовсе не означает – быть искупителем их грехов!

Надо сказать, что люди, зараженные цареискупительной ересью, ожидают прихода «грядущего царя» с таким настроением, с каким евреи ожидали (и ожидают) прихода своего лжемессии, то есть ждут от царя построения для них рая (Царства Божия) на земле. Но ведь если Господь и даст царя в России на короткое время, то совсем с другой целью, а именно с целью последнего свидетельства об истине Православия и самой России, и всему обезбоженному миру, то есть с целью спасения человеческих душ. Ожидание царя как устроителя некоего хилиастического земного царства является вариантом ереси жидовствующих.

Св. апостол Петр писал в своем Соборном Послании: «Были и лжепророки в народе, как и у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель» (2 Петр. 2, 1). Проповедники богохульной цареискупительной ереси подпадают под 5-ю анафему чина Православия: «Не приемлющим благодати искупления Евангелием проповедуемого, яко единственного нашего ко оправданию пред Богом средства – анафема!» Св. апостол Павел призывает нас не быть более «младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения» (Ефес. 4, 14).

В заключение процитируем снова слова святителя Василия Великого:

«Что может человек найти столь ценное, чтобы дать в искупление души своей? Но нашлось одно равноценное всем людям, что и дано в цену искупления наших душ, – это святая и многоценная кровь Господа нашего Иисуса Христа, которую Он пролил за всех нас».

Наше оправдание пред Богом зиждится на одном: на вере в Господа Иисуса Христа как нашего единственного Спасителя и Искупителя!





[1] См., например, http://www.blagogon.ru/articles/224/

[2] См.: О современных «пророчествах» Авеля-Прозорливца (http://www.blagogon.ru/digest/610/).