Подписка на
материалы сайта
Обновленчество
Книжная полка
Рекомендуемые сайты
Библиотека сайта «Благодатный Огонь»

Типиконъ, сiесть Уставъ

Официальный сайт Русской Православной Церкви

Russia Today

Сайт архимандрита Рафаила (Карелина)

Православие.ру

Царьград. Информационно-аналитический телеканал

Русская народная линия

Православный журнал «Благодатный Огонь»

Благодатный Огонь в Facebook

Благодатный Огонь ВКонтакте

Благодатный Огонь в Twitter

Благодатный Огонь в LiveJournal

Учебник церковнославянского языка

Православный журнал «Благодатный Огонь»

  • ПОМОЩЬ САЙТУ

    Карта Cбербанка:
    6390 0238 9085 1967 80

    Яндекс-Деньги:
    410012614780266

Происхождение теории о первенстве Константинопольского патриарха

26.11.2018
Священник Павел Ермилов

 

Настоящая статья открывает собой серию публикаций, посвященных проблеме лидерства в Православной Церкви. Расхождение позиций по данному вопросу между Русской и Константинопольской Церквями, проявляющее себя в достаточно острых дискуссиях, побуждает к переоценке существующих моделей, очевидно не позволяющих прийти к согласию, и одновременно поискам новых подходов. С этой целью автор обращается к истории формирования позиции о всеправославном лидерстве Константинопольского патриарха и ее богословского обоснования. По мнению автора, участники современных дискуссий уделяют недостаточное внимание истории вопроса, в то время как именно тщательное изучение хода «споров о первенстве» вскрывает причины нынешних противоречий и намечает пути выхода из кризиса. В статье показано, какие факторы оказали влияние на изменение церковной политики Константинопольского патриархата в 1920-е гг. Источники этого периода недвусмысленно свидетельствуют о зависимости Константинопольского патриархата от греческой национальной политики и о том, что многие его действия определялись вовсе не церковными мотивами. Разрабатывавшаяся в эти годы идея Константинополя как «центра мирового православия» была частью стратегии по сохранению патриархата на территории Турции. А теория о всеправославном лидерстве Вселенского патриарха использовалась для расширения собственной канонической территории в связи с фактической утратой средств для своего существования.

* * *

У любого заинтересованного человека нынешние дискуссии о первенстве в Церкви вызывают нескрываемое смущение, многократно усиливающееся в связи с назойливостью требования скорее разрешить этот вопрос в пользу «первенствующей» Церкви, без чего якобы невозможно дальнейшее благополучие мирового православия. Греческие иерархи не скупятся в выражениях в адрес Русской Церкви, которая, по их мнению, «саботирует» всеправославные инициативы[1] и своими действиями «изолирует себя от сообщества православных Церквей»[2], а наименее сдержанные представители Католической Церкви, также играющей особую роль в этом вопросе, настаивают на том, чтобы больше не ждать внутриправославного консенсуса и перейти к решительному форсированию проблемы первенства, остальные, мол, подтянутся позже[3]. Беспрецедентное давление, оказываемое на Русскую Церковь с начала патриаршества нынешнего Константинопольского предстоятеля, вызывает, с одной стороны, естественные защитные рефлексы, первым из которых является традиционное русское «пождание», а с другой — заставляет задуматься о том, не являются ли силовые действия последних двух десятилетий следствием того, что в позициях Русской Церкви обнаружилась брешь, которую и пытаются пробить.

Нужно признать, что одним из очевидных слабых мест до сих пор являлось фактическое отсутствие у Московской патриархии собственной внятной и непротиворечивой позиции по вопросу о лидерстве в Церкви, которую можно было бы противопоставить той модели, которая родилась в недрах Фанара в критические 1920-е гг. и затем активно продвигалась все последующие десятилетия. К счастью, недавние решения Архиерейских Соборов Русской Православной Церкви 2008 и 2013 гг. и принятие документа «Позиция Московского Патриархата по вопросу о первенстве во Вселенской Церкви», как кажется, обозначили возвращение Русской Церкви в область интеллектуального осмысления проблемы лидерства в Церкви и вселяют надежду на то, что потенциал возрождающейся русской богословской науки сможет послужить преодолению возможно последнего в человеческой истории искушения «дымным надмением мира».

Проблема первенства в Православной Церкви в нынешней ее постановке — явление совершенно новое и весьма далекое от противостояния древних церковных центров в первом тысячелетии христианской истории, хотя и старательно маскирующееся под новую фазу старых споров. Отпадение Рима, исчезновение Византийской империи и появление новых могущественных православных держав радикально изменили условия существования мирового православия и задали иную систему координат. Невозможность для «восточных патриархов» претендовать на лидерство и, главное, обеспечивать его в период турецкого владычества, а также фактическое отсутствие пространства для конкуренции между отдельными Церквями привели к формированию специфического status quo во взаимоотношениях поместных православных Церквей, который соблюдался до начала XX в. Но практически одновременное крушение Российской и Османской империй, начавшиеся гонения на Русскую Православную Церковь, дошедшее до предела уменьшение канонической территории Константинопольского патриархата[4] и колоссальный рост православной диаспоры привели к формированию совершенно новой ситуации, вызвавшей необходимость пересмотра сложившихся межцерковных отношений. Именно в это время тяжелейших испытаний, когда для многих Церквей стоял вопрос физического выживания во враждебной антихристианской среде, и возникает вновь в Православной Церкви тема «первенства», обращение к которой было обусловлено отнюдь не церковными мотивами.

Наблюдая за нынешним витком споров по этому вопросу, с сожалением замечаешь, как аргументация сторон нередко строится буквально с чистого листа, без учета истории вопроса и предшествующей литературы, в то время как именно в кропотливой реконструкции истории развития псевдобогословия первенства и кроется ключ к его опровержению. Можно с уверенностью сказать, что без знания истории споров о первенстве в XX в. невозможно ни адекватно их понять, ни дать им правильную оценку. Поэтому следующий далее сравнительно краткий исторический экскурс имеет своей целью напомнить об «оборотной стороне» нынешнего противостояния, которую принято дипломатически замалчивать.

В марте 1919 г. за два месяца до начала Греко-турецкой войны, Константинопольский патриархат официально разорвал отношения с Портой, что повлекло за собой фактический переход на нелегальное существование. 25 ноября 1921 г. в самый разгар войны, невзирая на активное противодействие греческого правительства, на патриарший престол был избран бывший митрополит Афинский Мелетий (Метаксакис), пламенный националист и венизелист, непризнанный в качестве патриарха ни греческим правительством, ни, разумеется, турками. Избрание Мелетия было чисто политическим маневром: как писал участник тех событий митрополит Амасийский Герман, «движущей силой этого избрания были политические и экономические причины»[5]. Мелетий был призван возглавить патриархат в это тяжелейшее время и вывести его из кризиса, маневрируя между Анкарой и Афинами[6]. Но, вместо того чтобы занять подобающую Церкви нейтральную миротворческую позицию, патриархат, разорвав отношения как с турецким правительством, так и с Греческим королевством и сделав ставку на поддержку третьих сил, попытался выстроить собственную политику, которая и привела его к закономерному краху…

Настроения, царившие в патриархии в то время, не были ни для кого секретом. Французский верховный комиссар в Стамбуле сообщал в Париж в июне 1921 г.:

Фанар, между тем, похоже, вовсе не склонен к тому, чтобы перестать лезть в политику, движимый к тому воспоминаниями о былых временах, когда он играл важную роль в турецких делах. Исконный хранитель «Великой идеи», он решительно поддержал политическую линию Венизелоса. По мысли Фанара, благодаря греческой оккупации Смирны и Фракии чаяния всего эллинского мира в самом скором времени наконец осуществятся, а Севрский мирный договор открыл грекам путь к преемству с Византийской империей[7].

О том же писал, иронизируя, и М. Д’Эрбиньи:

Греки Фанара живут лишь одной мечтой: восстановить свой патриархат в качестве духовного главы эллинизма. Крушение русских и симпатии англичан наконец обеспечили им успех после ожидания, не ослабшего даже за пять прошедших столетий. Императорский трон, который они отдадут тому, кого изберет Венизелос, станет согласно исконному византийскому чаянию, единственным в мире императорским престолом, так как все остальные — соперничающие и мятежные — только что пали. Венизелос пообещал им в виде компенсации религиозное господство в этой империи. «Вселенский патриарх» благословит из Святой Софии весь Восток, греческий и славянский. Оттуда он благословит даже Запад…[8]

Увы, в августе 1922 г. греческая армия была разбита, и патриархат во главе с непризнанным патриархом остался с турками фактически один на один[9].

Избранный в 1921 г. без согласия турецкого правительства патриарх Мелетий, к тому же греческий подданный, повел яростную политику против Турции, проповедуя в церквах необходимость борьбы с турецкой армией, которая в то время сражалась с греками. Ясно, что не только турки, но и лояльные православные уроженцы Турции негодовали на патриарха-политикана, вполне сознавая громадную опасность для всего православного населения в случае победы турок. Так оно и случилось. Турки победили, и был момент, когда всему греческому населению Малой Азии грозило поголовное истребление[10].

В ситуации обостренных до предела национальных отношений после завершения войны турки в категорической форме потребовали выдворения со своей территории всех греческих организаций, занимавших в военное время антиправительственную позицию. В этот список попал и греческий патриархат[11]. Требование было озвучено турецкой делегацией на Лозаннской мирной конференции, но вызвало решительные возражения со стороны представителей Греции и многих других стран. В тот краткий период, когда данный вопрос обсуждался на конференции, все мировое сообщество внимательно следило за развитием событий, а в греческой среде возникали пораженческие настроения[12]. Но благодаря заступничеству международного сообщества Константинопольская Церковь смогла тогда устоять, правда путем серьезного компромисса: патриархат лишался всех административных привилегий, Мелетий должен был отречься от патриаршества и покинуть Турцию, а возглавлять патриархат мог отныне только турецкий подданный. Главным же результатом стало то, что деятельность патриархии попала под строжайшие ограничения со стороны турецкого режима, который еще долгие годы после того продолжал вести последовательную работу по изоляции и вытеснению греческой Церкви со своей территории.

Во всяком случае, в 1923 г. Константинопольский патриарх восстановил свои отношения с турецким правительством, но получил признание исключительно в качестве главы православной общины на территории Турции. Такая позиция по отношению к греческому патриарху была очевидно несправедливой: попытки ограничить его деятельность только пределами Турецкой республики противоречили здравому смыслу, поскольку патриархат имел в своей прямой юрисдикции епархии на территории северной Греции и на Крите. Но главным образом подобный статус не соответствовал тому значению, которое отводило Константинопольскому патриарху греческое национальное сознание, согласно которому патриарх считался «духовным главой» рассеянного по всему миру греческого народа — «этнархом». Разумеется, сохранение своего древнего духовного центра стало для греков делом национального значения[13].

Следует отметить, что в те годы неоднократно возникал проект переноса патриархата «в изгнание», например в Салоники или на Афон[14], и даже синод Константинопольской Церкви заявлял о готовности пойти на такой шаг, но в определенный момент эти идеи были решительно пресечены Венизелосом как противоречащие интересам Церкви и нации[15]. Еще на Лозаннской мирной конференции Венизелос заявил, что удаление патриархата из Константинополя «невозможно с канонической точки зрения»: «патриарх является в первую очередь архиепископом Константинополя — Нового Рима, который благодаря своему статусу в IV–V веках был возведен в достоинство Вселенского патриархата решением всех христианских Церквей, включая и Римскую. Никто в мире не может развести два этих атрибута»[16]. Уяснив позицию правительства, греки стали повсеместно подчеркивать именно невозможность перенесения патриархата из Стамбула. Такое утверждение явно спекулировало на католической идее о связи папского престола с «кафедрой Петра», поэтому параллели, которые в то время проводились между Константинополем и Римом, были отнюдь неслучайными[17]. В 1925 г., в разгар кризиса, вызванного изгнанием патриарха Константина VI, греческий представитель Эксиндарис вновь настаивал на том, что «вопрос о перемещении Вселенского патриархата находится вне компетенции религиозных лидеров Фанара, поскольку его пребывание здесь является неизбежным с точки зрения канонического права»[18]. Но и представители Церкви не гнушались подобными заявлениями, делая вид, что они не содержат в себе никаких противоречий. Например, преемник изгнанного Константина VI патриарх Василий III высказывал сомнения в том, что «даже авторитет священного синода позволил бы поставить вопрос о переносе кафедры». Более того, патриарх не считал, что «прецедент 1204 года, когда в период латинского господства в Константинополе патриархат был выведен в Никею, имеет отношение к настоящей ситуации»[19].

Таким образом, отказ от переноса кафедры обрекал Константинопольского патриарха на «добровольное мученичество» во имя своего народа.

Спустя несколько дней после уступки турок в вопросе сохранения греческого патриархата на своей территории известный британский историк А. Тойнби поделился своими соображениями о прошлом и будущем Константинопольской патриархии:

Когда в 1453 году место Восточной Римской империи в Константинополе заняла империя Османская, патриархат был сохранен Мехмедом Завоевателем и его преемниками в качестве одного из государственных департаментов, и вместе с тем приобрел крупные властные полномочия в двух направлениях. Во-первых, османское правительство наделило патриархат новыми светскими функциями (преимущественно судебного порядка) в отношении своей паствы, которые предыдущее правительство Восточной Римской империи отводило другим министерствам. А во-вторых, сама эта паства была увеличена за счет включения всего православного населения, находящегося под османским владычеством. Этот период был зенитом Константинопольского патриархата, а его кульминация пришлась на XVIII столетие, когда автокефальные Сербская и Болгарская Церкви Печа и Охриды были наконец подавлены османским правительством по просьбе «Фанара». Патриархат теперь сознательно служил инструментом греческого национализма и использовал свой патронаж для того, чтобы ставить греческих клириков во главе славянских, албанских, турецких и арабо-язычных православных общин и чтобы пропагандировать греческую культуру и язык. Однако именно этот национализм, вдохновленный на этот раз западными политическими идеями, и привел патриархат к крушению… Вселенский патриархат провалился между двумя стульями. Он стал изгоем для своего владыки и работодателя — османского правительства, по причине неотвратимых симпатий по меньшей мере к одному из государств-преемников Османской империи — Греческому королевству. С другой стороны, его власть не может быть принята Грецией или какой-либо иной из стран-преемниц, поскольку патриархат остается инструментом Порты, пусть и дискредитированным и не очень покорным. Его паства сократилась пропорционально тому, как одна за другой православные народности высвобождались от османского владычества. Территориальные изменения, вызванные балканскими войнами, переселение греков из Анатолии… свели его паству к грекоговорящим православным турецким гражданам, проживающим в Константинополе, и нет никакой уверенности, что даже они удержатся в Турции в нынешней ситуации. В то же время процесс реформирования Турецкого государства в соответствии с западной моделью, продолжающийся со времени правления Махмуда II, последовательно лишает патриархат тех светских функций, которыми он был наделен Мехмедом Завоевателем. Теперь, когда прежняя Османская империя полностью распалась, и ее территория перераспределена между независимыми национальными государствами, для патриархата остается столь же мало места, как и для халифата, и если он и продолжит свое существование, то оно будет, как и у халифата, бессильным и едва заметным, лишь немного или вовсе никак не отвечающим его былой исторической роли[20].

Предвидя подобные перспективы, еще в самом начале войны Фанар стал осуществлять масштабную стратегию по расширению своей международной деятельности. Целью программы была, с одной стороны, нейтрализация турецкой угрозы за счет «интернационализации проблемы патриархата»[21] и подчеркивания своей особой роли, несводимой к деятельности локальной религиозной общины, а с другой — выстраивание новой модели функционирования патриархата, фактически утратившего паству и, соответственно, средства к существованию на большей части своей канонической территории и нуждавшегося в новых территориях «за пределами Турции»[22]. Именно в этом контексте нужно понимать открытие новых епархий в Европе, Америке и Австралии, перевод зарубежных греческих приходов в свою юрисдикцию (путем отмены Синодального Томоса 1908 г.), фактический захват чужих епархий и другие действия.

Для беззащитного патриархата особенно важно было заручиться покровительством со стороны иностранных государств, поддержка которых могла бы повлиять на отношение к нему со стороны турецкого правительства, и главные надежды возлагались здесь, естественно, на Англию. Связи патриархата с британской политической и церковной элитой хорошо известны, и ни для кого не секрет, что именно политические мотивы были двигателем сближения Фанара и Лондона в послевоенный период. Как пишет Б. Джефферт, упоминая имя Кентерберийского архиепископа того времени: «Дэвидсон и его советники хорошо сознавали, что новый интерес Константинополя к Англиканской Церкви происходил из потребности в союзниках во время послевоенного противостояния и переговоров с Турцией…»[23] Также и англиканский епископ Египта Л. Гвинн писал в одном из своих писем в 1922 г.: «Греческие миряне разного положения в обществе подстегивают своих церковных представителей вступать в контакт с Церковью Англии», будучи убежденными, что Церковь «имеет большую силу и влияние в отношении британского правительства». В другом письме он повторял эту идею: «Думаю, что не будет заблуждением сказать, что одним из ключевых факторов, который оказывает влияние на действия представителей Восточных Церквей, является их уверенность в том, что наша Церковь обладает большой политической силой»[24]. Но одной поддержки Англии было недостаточно. Фанар в эти годы не брезговал выстраивать отношения и с откровенно безбожным большевистским правительством в России…

Важно также понимать, что патриархат оказался в двусмысленной ситуации: с одной стороны, он долгие годы позиционировался как духовный и даже национальный центр эллинизма[25] и собственно действовал в этом ключе, а с другой — ему нужно было как-то отводить от себя турецкие обвинения в том, что он остался проводником греческих националистических идей и «агентом» греческого правительства. В этой связи Фанар начал развивать теорию о своем наднациональном, подлинно «вселенском» характере, которая нередко потом находила выражение в не совсем правдоподобных формулах вроде: «Константинопольский патриархат, как верховный глава всего восточного христианства, всегда отстаивал линию дистанцирования от всякой национальной и местной политики…»[26]

Вскоре после своего избрания на патриаршество Мелетий стал открыто говорить о своем особом статусе в Православной Церкви: «Я не должен забывать, что являюсь не только лидером (άρχηγός) османских греков-христиан, но и 150 млн православных христиан по всему миру…»[27]

На интронизации Мелетия митрополит Селевкийский Герман в своем слове назвал Константинопольский престол «первенствующим в отношении остальных Церквей» (προκαθήμενον τν λλων κκλησιν), «центром всего православия» и «всеобщим голосом Церкви», а Константинопольского патриарха — «предстоятелем предстоятелей всех православных Церквей». Константинопольский патриархат, по словам митрополита, есть «Матерь-Церковь, центр, в котором сходятся и от которого берут начало все поместные православные Церкви, составляющие единое тело»[28].

Сам Мелетий в своей программной интронизационной речи заявил:

Как пастыри первопрестольной Церкви, мы имеем великие обязанности и по отношению ко всей православной полноте. Более чем трехлетнее вдовство первенствующей кафедры всей Православной Церкви представляет собой аномалию, оказывающую вредное воздействие на все церковное тело… Всем известно, как много сложных вопросов и проблем, частных и общих, ждут своего разрешения либо в виде прямого постановления центра православия, либо найденного по его инициативе. К проблемам, существовавшим ранее, война и последовавшее в ее результате изменение политической карты Европы и Азии прибавили новые проблемы, решение части которых давно уже должно было состояться ради пользы православия и в не меньшей степени ради престижа Вселенского патриархата…[29]

Дальнейшая история разрешения накопившихся проблем «ради пользы православия» хотя и хорошо известна, до сих пор не получила надлежащей оценки: это борьба за диаспору, вторжения во внутренние дела других автокефальных Церквей, самочинное признание англиканской иерархии, введение нового стиля и иные скороспелые «всеправославные» инициативы.

Сопровождавшая действия фанариотов псевдобогословская риторика с избытком представлена в источниках того времени. Если обратиться, например, к протоколам заседаний Лозаннской мирной конференции, в той части, где обсуждался вопрос о судьбе Константинопольского патриархата, то обращает на себя внимание легкость, с которой политики оперировали экклезиологическими категориями. Константинопольский патриарх именуется здесь повсеместно «примасом» (primate) и «главой» Православной Церкви. Например, в заявлении греческой делегации говорилось: «Вселенский патриарх является примасом всех православных христианских Церквей. В этом качестве он сносится с главами автокефальных православных Церквей по всем вопросам, относящимся к области веры, христианской нравственности и церковного права. В этих вопросах мнения и авторитет Вселенского патриарха имеют преимущественное значение»[30]. И хотя, по словам представителя греческой делегации, в церковных вопросах «решения политической конференции не могут иметь никакого юридического значения»[31], Константинополь до сих пор по инерции ссылается на протоколы Лозаннской конференции как на официальный документ, закрепивший за ним на международном уровне статус «центра мирового православия».

Разумеется, не только политики в эти критические моменты «приукрашивали» положение Константинопольского патриарха в Православной Церкви. Из числа поступивших на имя президента Лозаннской мирной конференции протестов против возможного выдворения патриархата из Константинополя особенно выделялось послание митрополита Антония (Храповицкого), в котором, в частности, говорилось:

[Константинопольская кафедра] по учению Христовой Церкви, изложенному в постановлениях семи Вселенских Соборов, признаваемых как всеми православными христианами, так и римско-католиками, не является только одною из церковных провинций, но мыслится как неизменный элемент полноты Православной Церкви, как инстанция, связанная не только со своим диоцезом, но и со всею Православною Церковью по вселенной, почему и именуется с V века кафедрой Вселенского Патриарха. Наименование это ей присвоено потому, что задолго до разделения Востока с Римом Константинопольский Патриарх как епископ Нового Рима признан Вселенским Собором, равным по чести и власти с Епископом Ветхого Рима (II, 3, IV, 28 и VI, 36), и, что особенно важно, ему одному усвоено право принимать апелляции от епископов, недовольных решением о них поместных соборов (IV, 17). В этом последнем смысле Константинопольский Патриарх для православных христиан всех стран является верховным судьей, а упразднение или унижение сей Апостольской кафедры явилось бы глубоким оскорблением и поражением всей Православной Церкви и, в частности, Церкви Российской, которая издревле привыкла обращаться к Вселенскому Патриарху за разъяснением религиозно-церковных вопросов… Неужели Европа не заступится за наш и всех православных христиан наивысший персональный авторитет и не оградит мировой центр нашей религии, исповедуемой 200 миллионами христиан по всему миру, этот центр неповрежденной Апостольской веры и благороднейшей, свыше двухтысячелетней эллинской культуры от жестокого насилия иноверцев?[32]

Идею Константинопольского патриархата как «центра православия» активно продвигали и англичане, плохо разбиравшиеся в православной экклезиологии[33] и руководившиеся по большей части своими ясными политическими расчетами. Весьма примечательна в этом смысле речь Лондонского епископа, произнесенная им 17 марта 1925 г. на собрании, посвященном тревожному положению Константинопольской Церкви[34]. По словам епископа, «в настоящее время осуществляется решительная и систематическая работа по разрушению всех христианских организаций с тем, чтобы могло быть осуществлено дело большевистского атеизма». Поэтому «угасание второго по древности великого христианского института в мире… нанесет удар по восточному христианству, что с большой вероятностью может привести к его разобщению и проложить путь распространению большевистского атеизма». Константинополь выбран основной целью именно в силу своего «особого положения» как «первенствующей и центральной кафедры» Православной Церкви. По словам оратора, все многочисленное православное сообщество «сходится воедино в своей Матери патриаршей кафедре Константинополя и рассматривает Вселенский патриархат как свой центр».

Представьте, — продолжает епископ, — какое значение для англиканского сообщества будет иметь уничтожение архиепископства Кентербери, но даже тогда вы не вполне поймете, к чему приведет уничтожение Вселенского патриархата. Дело в том, что мы, англикане, все говорим на одном языке и принадлежим одной культуре, в то время как в Православной Церкви переплетено множество национальностей и культур, и хотя претензии патриарха ни в коей мере не могут быть уравнены с папскими притязаниями, тем не менее результат будет еще как сопоставимым с последствиями, которые произвело бы для Римско-Католической Церкви уничтожение папства[35].

Не только политики, убежденные грекофилы, вроде митрополита Антония, и инославные «друзья» становились выразителями идеи «примата» Константинополя, особенно в этом преуспевали журналисты. Мировые газеты тех лет пестрят голословными заявлениями об особом статусе Константинопольской Церкви:

Положение Мелетия в древней Церкви Востока походит на то, что имеет Папа в Римской Католической Церкви. Бенедикт XV имеет в духовном подчинении 250 000 000 человек, а Мелетий — почти 200 000 000, из которых 125 000 000 находятся только в одной России[36].

Выбранная тактика и, главное, ее пропагандистское обеспечение себя полностью оправдали. Мустафа Кемаль еще в 1924 г. жаловался иностранному корреспонденту на то, что в ответ на любые попытки вмешательства во внутренние дела патриархата греки сразу же прибегали к протекции иностранных государств[37], а в 1925 г. в разгар кризиса, вызванного выдворением из Турции патриарха Константина VI, турки с огромным трудом смогли отстоять право самостоятельно урегулировать вспыхнувший конфликт. Турецкие политики пытались, как могли, бороться с греческим богословствованием, но их, разумеется, никто не собирался слушать. Например, Ахмет Рустем-бей писал по случаю изгнания патриарха из Турции:

Но, по сути дела, неужели и впрямь удаление патриархата из Константинополя произведет замешательство в христианском мире, такое и в таком масштабе, как это преподносится, например архиепископом Кентерберийским, который, выступая в Палате лордов с сообщением по случаю изгнания Константина, заявил: «Вселенский патриархат является одним из самых почтенных институтов, авторитет и влияние которого выходит далеко за пределы Константинополя и непрерывность существования которого является чрезвычайно важным для всего христианского мира»… Патриархат в самом деле почтенный институт. В остальном же утверждения архиепископа являются не вполне точными. Вселенские претензии патриархата оспариваются всеми православными сообществами за исключением греков. Румынские, сербские, болгарские и русские сообщества (последнее из которых является наиболее важным) в разное время провозгласили свою независимость от Фанара. В случае трех первых из названных сообществ это было восстание против административной и вместе с тем духовной юрисдикции патриархата и, по существу, было отмечено чувствами глубокой враждебности по отношению к политике эллинизации, проводившейся патриархатом. В действительности «вселенский» патриархат давным-давно прекратил свое существование. Не может быть и речи о его преемственности как таковой. Его удаление из Константинополя, которое ни в коей мере не означает подавления его как греческого религиозного института, является исключительно установлением пределов его законной роли. Греческое сообщество может и, без сомнения, будет сетовать о такой перемене, но никак не весь остальной православный мир… Удаление патриархата из Константинополя будет на руку католическим кругам, поскольку приведет к снижению его статуса… И только англо-саксонские (британские и американские) протестанты выразили озабоченность в связи с географическим будущим патриархата. Но на самом деле подобная озабоченность в англиканском мире происходит больше из политических, нежели религиозных соображений[38].

Но не только турки высказывали сомнения в подлинности фанариотской риторики. В 1924 г. в официальном журнале Александрийской патриархии «Пантенос» вышла статья митрополита Леонтопольского Христофора «Положение Вселенского патриархата в Православной Церкви»[39], автор которой вскрывал подлинные мотивы агрессивных действий Константинопольского патриархата:

В первую очередь заслуживает внимания то, что… стремления, охватившие Вселенский патриархат, обнаружились ровно тогда, когда Вселенский патриархат… из-за войны Греции против Турции в Малой Азии полностью лишился единственно отведенных Константинопольскому патриархату канонами Вселенских соборов церковных областей «Понтийского, Асийского и Фракийского диоцезов», и пастыри в них остались без паствы. Чтобы обеспечить паствой утративших ее пастырей, с одной стороны, различные крупные церковные области, из тех, что еще остались, как, например, епархии Халкидона, Деркоса, Родоса, Хиоса, а также некоторые из епархий Македонии и Эпира, были поделены надвое или натрое, а с другой стороны, понадобились и новые епархии, куда они могли бы быть назначены. Такими новыми епархиями Константинопольского патриархата стали архиепископия Западной и Центральной Европы… архиепископия Америки… архиепископия Австралии и Океании… Но, помимо необходимости пристроить своих оказавшихся не у дел пастырей, Вселенский патриархат… обнаруживал в последние годы честолюбие, захватнические стремления и тенденцию к господству в Церкви, совершенно чуждые демократическому и федеративному духу управления Православной Восточной Церкви и выдающие желание установить в Церкви некое подобие папского примата…[40]

Задавшись вопросом, что же могло побудить Константинопольский патриархат к осуществлению новой церковной политики, автор выделяет три таких причины:

1) «бестактное и открытое вмешательство Вселенского патриархата в политику в роли представителя греческого ирредентизма во время последней европейской войны и в особенности после заключения мира»; 2) «предел, до которого уменьшился Вселенский патриархат, ...и утрата крупных церковных областей в Малой Азии, Понте и Фракии»; 3) «упразднение [светских] привилегий Вселенского патриархата»[41].

Кроме того, в последнее время патриархат обеднел. Лишившись всех доходов, которые он получал из разных источников, из-за войны, из-за обнищания паствы архиепископии [Константинополя] и из-за потери всех своих епархий он не находит возможности содержать ни самого себя, ни различные образовательные и благотворительные учреждения, находящиеся в его ведении, которые он будет вынужден закрывать одно за другим. Для обеспечения своего содержания и покрытия расходов, как своих собственных, так и своих епископов, он был вынужден обратиться к греческому правительству. Именно оно предоставляет сейчас все необходимое для его содержания и представительских расходов, но в обмен на эту поддержку оно подчинило себе патриархат, который не делает ничего такого, что сперва не было бы рассмотрено и не получило бы одобрения со стороны руководителя церковного отдела в министерстве иностранных дел[42].

Вывод, к которому приходит автор, суров:

Все мы, а вместе с нами и турки понимаем, что патриархат, в особенности при Мелетии, совершенно позабыл о своей церковной миссии и обязанностях и занимался политикой и только политикой[43].

Закономерным итогом такой деятельности стало то, что патриархат «ничем не отличается сегодня от обычной приходской церкви Константинополя»[44].

12 июля 1923 г., за несколько дней до отъезда патриарха Мелетия из Константинополя, Смешанный совет патриархии сделал заявление о принципах, на которых будут строиться отношения Церкви и турецкого правительства, где, в частности, говорилось: «Вселенский патриархат, снимая с себя политические и административные функции, остается исключительно духовным учреждением всеправославного характера»[45]. Такое же утверждение было сделано и на страницах официального издания патриархии: «Вселенский патриархат, лишаясь в остальном своей политической власти, сохраняет свободу в сфере своей духовной компетенции и в особенности свой всеправославный характер»[46]. Эти программные заявления означали то, что перед лицом турецких властей патриархат собирался дальше отстаивать не просто свое право на управление епархиями на территории иностранных государств, но именно особый статус, якобы не позволяющий уравнивать патриархат с другими местными общинами на территории Турции. Разумеется, для подтверждения такого статуса были необходимы конкретные общеправославные инициативы, которые патриархат пытался безуспешно реализовывать все последующие годы, а также свидетельство других поместных Церквей, которые не спешили с признанием подобных притязаний и, напротив, периодически заявляли о своем несогласии с принятием Константинопольской патриархией на себя каких-то особенных функций в мировом православии. Все же, несмотря на ту законную и справедливую критику, которую вызвали фанариотские идеи о вселенском лидерстве, осуществление подобной политики продолжилось и далее. Но ни поддержка иностранных государств, ни учреждение новых епархий в диаспоре, ни претензии на статус «Матери-Церкви», будто бы вытекающий из «канонических установлений и многовековой церковной практики», не смогли обратить вспять процесс постепенного угасания Константинопольского патриархата и избавить его от постоянной турецкой угрозы.

В 1925 г. Р. Жанен следующим образом описывал ситуацию, в которой оказался патриархат, несмотря на все предпринятые попытки выправить свое положение:

Утратив поддержку со стороны гражданской власти, будь то мусульманской или христианской, лишившись большей части своих территорий и верующих, Вселенский патриархат наблюдает вдобавок и оспаривание своего авторитета со стороны трех «восточных» патриархатов. Доведенный до крайне шаткого положения непрерывно возникающими трудностями со стороны турецких властей, патриархат, похоже, идет к своей гибели. Такой конец можно еще немного замедлить, но, как кажется, избежать его уже не удастся, если не произойдут резкие перемены политического характера, предугадать которые никто на сегодняшний момент не в силах[47].

Практически ничего не изменилось и десятилетие спустя:

В греческом мире Константинопольский патриархат пережил подлинную катастрофу. Он лишился всех верующих, которых имел в Турции за пределами Константинополя и его окрестностей; да и те, кто остались в этом регионе, существенно уменьшились в своем числе… Константинопольский патриархат, хотя и постоянно именует себя «Великой Христовой Церковью», является сейчас одним из самых мелких православных образований. Без сомнения, он все еще сохраняет за собой определенный престиж, но в действительности власть, которую он желал бы иметь за весьма ограниченными пределами своей собственной территории, сплошь и рядом оспаривается...[48] Понятно раздражение, которое испытывают... балканские Церкви, наблюдающие, как глава крошечной группы сохраняет за собой первенство, которое не подтверждается, похоже, ничем, кроме традиции; первенство, которое, кроме того, является исключительным достоянием одной-единственной нации[49].

Примечательно вспомнить и суждение известного знатока греческих дел В. Миллера:

Историческая непрерывность и стремление сохранить патриархат как ядро эллинизма, пусть даже в рамках значительно сократившейся греческой колонии Константинополя, удерживают патриаршее присутствие на Фанаре, но сам он теперь представляет собой скорее magni nominis umbra [тень великого имени].[50]

1920-е гг. были трагическим периодом в истории Константинопольского патриархата. Нельзя забывать или приуменьшать те скорби, которые пришлось пережить греческому населению Турции вместе с его пастырями. Образ патриархов-исповедников, страдающих вместе со своим народом и претерпевающих гонения от турок, не оставлял равнодушным братские Православные Церкви и международное сообщество и вызывал естественное сочувствие и поддержку. Но, к сожалению, многие действия константинопольских первоиерархов не вполне соответствовали образу смиренных исповедников. Увы, в эти годы очень многие разочаровались в искренности и благонадежности Вселенских патриархов, а авторитету патриархата был нанесен колоссальный урон. Характерно высказывание митрополита Антония (Храповицкого), писавшего митрополиту Евлогию (Георгиевскому) 25 августа 1927 г.: «Вам хорошо известно, как глубоко и искренно чту я Святейшие Престолы Восточных Патриархов. Но сейчас не без опаски взираю на лиц, занимающих Вселенский и Александрийский Престолы…»[51].

Наивно полагать, что в эти годы Константинопольский патриархат, жертвуя своими собственными интересами, думал о пользе всей Православной Церкви. Скорее наоборот, несложно убедиться, что действия Фанара были направлены исключительно на собственное выживание и выход из того тупика, в который он был заведен слепым греческим национализмом и бездумным политиканством. Родившаяся в эти годы теория о всеправославном лидерстве Константинопольского патриарха имеет под собой совсем не богословские основания, поэтому воспринимать ее сейчас как объект для богословских дискуссий — означает признавать ее правомочность и, как следствие, покрывать все то лукавство, которым сопровождалось ее обоснование и продвижение. Нужно вновь и вновь указывать на неправильность самой постановки вопроса о «первенстве» в Православной Церкви и на несостоятельность той аргументации, которую разрабатывали богословы Константинопольского патриархата на протяжении всего XX в. Также не стоит забывать и о внешних факторах, оказывавших влияние на развитие этого вопроса в современном православном богословии, роль которых только усилилась с началом нового геополитического противостояния в период Холодной войны. Всему этому мы посвятим свои следующие публикации.


Примечания


[1] Ο Γέρων Χαλκηδόνος κατά του Πατριαρχείου Μόσχας (http://www.romfea.gr/oikoumeniko-patriarxeio/ oikoumeniko-patriarxeio/20060-2013-11-02-08-12-11).

[2] ἘλπιδOφορος, μητρ. Primus sine paribus: Ἀπάντησις εἰς τὸ περὶ πρωτείου κείμενον τοῦ Πατριαρχείου Μόσχας (http://www.ec-patr.org/arxeio/elp2014-01-gr.pdf).

[3] «Несмотря на все изданные тексты с сетованиями по поводу отсутствия консенсуса и все десятилетиями звучащие призывы о необходимости прийти к консенсусу, факт остается фактом: православие не стало ни на шаг ближе к консенсусу по вопросу о первенстве, чем было столетие назад. Более того, действия епископа Алфеева свидетельствуют о том, что шансы достичь такого консенсуса в какой-то ближайшей перспективе невелики. В этой связи нужно вежливо, но решительно спросить наших православных собратьев, должны ли мы все ждать еще сто лет или еще больше, пока не будет заполнен этот печальный пробел в православной экклезиологии? Не уверен, что, положа руку на сердце, какой-нибудь участник экуменического диалога согласится на такое ожидание, особенно если существуют альтернативные способы двигаться дальше» (DeVille A. Orthodoxy, Catholicism, and Primacy: A Plea for a New Common Approach // Ecumenical Trends. 2008. Vol. 37. 4. P. 6).

[4] Начиная с середины XIX в. масштабы влияния Константинопольской патриархии в мировом православии постепенно сокращались за счет выхода из юрисдикции Фанара новых национальных церковных образований. В 1850 г. Константинополь утвердил автокефалию Элладской Церкви, в 1879 — Сербской, в 1885 г. — Румынской. В 1870 г. свою независимость от Константинополя объявили болгары. В 1922 г. из юрисдикции Константинополя вышла Албанская Церковь. Также в 1898 г. Константинополь утратил многовековой контроль над Антиохийской патриархией из-за перехода церковного управления в руки анти-гречески настроенного арабского епископата.

[5] Τo αρχείον του εθνομάρτυρος Σμύρνης Χρυσοστόμου / Α. Αλεξανδρής, εκ. Αθήνα, 2000. Τ. 3. Σ. 188–189.

[6] «Для Константинополя избрание патриарха служило своего рода deus ex machina, призванным вывести из тупика разворачивающуюся драму. Предполагалось, что избранный патриарх как духовный и политический лидер греков во Фракии и Македонии возьмет на себя инициативу и вступит в контакты с политическими деятелями стран Антанты» (Nanakis A.Venizelos and Church-State Relations // Eleftherios Venizelos: The Trials of Statesmanship / P. Kitromilides, ed. Edinburgh, 2006. P. 364).

[7] Цит. по: Μαμάλος Γ.–Σ. Το πατριαρχείο Κωνσταντινουπόλεως στο επίκεντρο διεθνών ανακατατάξεων (1918–1972). Εξωτερική πολιτική και οικουμενικός προσανατολισμός. Διατριβή επί διδακτορία. Πανεπιστήμιο Αθηνών, 2009. Σ. 13.

[8] DHerbigny M. Anglicans et «orthodoxes» // Etudes. 1921. Т. 168. P. 424.

[9] Греческое правительство признало Мелетия и восстановило отношения с патриархатом в октябре 1922 г., сразу после окончания войны.

[10] Православная Церковь в Турции // Вера и жизнь. Харбин, 1925. № 4. С. 85.

[11] В декабре 1922 г. французский корреспондент в Стамбуле напоминал о причинах жесткого отношения турок к греческой патриархии: «Мелетий IV с бешеной неудержимостью посвятил всего себя политической активности. Можно было наблюдать, как сидя в автомобиле, украшенном византийским гербом — черным двуглавым орлом на золотом фоне, он объезжал одну церковь за другой; не без красноречия он восхвалял подвиги греческой армии, объявлял сборы пожертвований для героев фронта, изобличал преступления турок и даже позицию Франции! В свою очередь его окружение, срывая маску, поддерживало крестовый поход. Так, например, посреди турецкой территории Фанар открыто молился о победе Папуласа и Хаджианести и тем самым вступил в открытую борьбу против османского суверенитета» (Le Patriarcat OEcumenique // Le Temps. 31 decembre 1922. P. 2).

[12] «Древние пророчества о том, что бедствия обрушатся на Константинополь, если он перестанет быть кафедрой Вселенского патриарха, вновь являются пред всем восточным православным христианским миром, который теряет надежду на то, что Анкара отзовет свое требование об удалении греческого патриарха и упразднении его кафедры… Древний деревянный дворец на Фанаре, который столетиями был восточным Ватиканом, прекратит быть таковым, и Константинополь не будет больше столицей восточного православия… Мелетий IV… оказывается предопределенным в качестве последнего главы Церкви из великой чреды патриархов, могущество которых берет начало во временах Константина Великого и которые рассматривали себя представителями византийских императоров» (Εθνικός κήρυξ. 18.12.1922. Σ. 1).

[13] Как писал в 1925 г. один известный греческий публицист, «сдача патриархата в руки турок станет большей национальной катастрофой, нежели даже резня в Малой Азии» (Ελεύθερον βήμα. 31.01.1925).

[14] См., например: Εθνικός κήρυξ. 20.12.1922. Σ. 4.

[15] См.: Psomiades H. The Ecumenical Patriarchate Under the Turkish Republic: The First Ten Years // Balkan Studies. 1961. Vol. 2. 1. P. 57 (со ссылкой: Times. 13.10.1923).

[16] Lausanne Conference on Near Eastern Affairs (1922–1923). Records of Proceedings and Draft Terms of Peace. L., 1923. P. 324. О том же говорилось и в заявлении греческой делегации на конференции: «Патриархат не может быть перенесен в другое место, только новый [Вселенский] собор может принять решение о сохранении его пребывания или переносе» (Ibid. P. 334).

[17] См., например: «Греческая настойчивость на сохранении за патриархом гражданских привилегий, которые едва ли получится отстоять, как кажется, рискует подорвать успех более чем оправданного требования позволить Вселенскому патриархату остаться в Константинополе, городе, отделение патриархата от которого столь же сложно себе представить, как и из гнание Папы из Рима» (The Patriarchate at Constantinople // Manchester Guardian. 3 January 1923. P. 6).

[18] The OEcumenical Patriarch. Indignation Among the Greeks // Times. 2 February 1925. P. 12.

[19] Metaxakis Elected Greek Patriarch // New York Times. 13 June 1926. P. 2.

[20] Toynbee A. J. The OEcumenical Patriarchate: An Historical Sketch // Manchester Guardian. 13 January 1923. P. 10.

[21] См. об этом подробно: Alexandris A. The Expulsion of Constantine VI: The Ecumenical Patriarchate and Greek-Turkish Relations, 1924–1925 // Balkan Studies. 1981. Vol. 22. 2. P. 333–363.

[22] В те годы об этом открыто писали в газетах: «Ввиду грядущего в Турции отделения православной Церкви от государства и последующей отмены различных его функций в бывшей административной системе Османской империи Фанар готовится усилить статус и влияние Вселенского патриархата за пределами Турции» (Orthodox Church in Turkey. Patriarch’s Policy // Times. 8 February 1923. P. 9).

[23] Geffert B. Anglican Orders and Orthodox Politics // Journal of Ecclesiastical History. 2006. Vol. 57. 2. P. 273.

[24] Mews S. Anglican Intervention in the Election of an Orthodox Patriarch, 1925–1926 // The Orthodox Churches and the West / D. Baker, ed. Oxford, 1976. P. 297.

[25] Вселенский патриархат «считается греками, как правило, не только религиозным, но и по большей части национальным центром эллинизма» (Manchester Guardian. 1 January 1921. P. 9).

[26] The Depositions in Albania: Archbishop Alexander Explains the Action of the ОEcumenical Patriarchate // New York Times. 28 April 1929. P. 57.

[27] Εθνικός κήρυξ. 23.10.1922. Σ. 2.

[28] Ἐκκλησιαστικὴ Ἀλήθεια. 1922. Σ. 42–43.

[29] Ἐκκλησιαστικὴ Ἀλήθεια. 1922. Σ. 29.

[30] Lausanne Conference... P. 335.

[31] Ibid. P. 334.

[32] Церковные ведомости. 1923. № 1 и 2 (январь). С. 1–2.

[33] См., например, заявление о том, что «в Катехизисах всех [православных Церквей] базовым принципом церковного устройства является первенство, отводимое кафедре св. Златоуста» (Douglas J. A. The OEcumenical Patriarchate // Christian East. 1923. Vol. 4. 4. P. 190).

[34] The Present Danger to the OEcumenical Patriarchate // Christian East. 1925. Vol. 6. 2. P. 78–83.

[35] Ibid. P. 80.

[36] Metaxakis Elected Greek Patriarch // New York Times. 10 December 1921. P. 4.

[37] См.: Oriente moderno. 1924. Anno 4. Nr. 6. P. 387.

[38] Rustem Bey A. The Future of the OEcumenical Patriarchate // Foreign Affairs. 1925. Vol. 3. P. 609–610.

[39] Χριστοφόρου, μητρ. Ἡ ἐν τῇ Ἐκκλησίᾳ θέσις τοῦ Οἰκουμενικοῦ Πατριαρχείου // Πάνταινος. 1924. Τ. ΙΣΤ΄. Ἀριθ. 39 (27 Σεπτ.); Ἀριθ. 40 (4 Ὀκτ.); Ἀριθ. 41 (11 Ὀκτ).

[40] Ibid. Ἀριθ. 39. Σ. 640.

[41] К сожалению, у меня не оказалось под рукой греческого текста этой части статьи, поэтому дальнейшие цитаты приводятся по французскому переводу: Le Patriarchat oecuménique vudEgypte // Échos dOrient. 1925. T. 24. P. 40–55, здесь: P. 49.

[42] Le Patriarchat oecuménique... P. 53.

[43] Ibid. P. 52.

[44] Ibid. P. 53.

[45] Πάνταινος. 1923. Σ. 482.

[46] Ἐκκλησιαστικὴ Ἀλήθεια. 1923. Σ. 251.

[47] Janin R. La destinée du patriarcat oecuménique // Échos d’Orient. 1925. Т. 24. N. 138. P. 211.

[48] Lacombe J. La récente evolution des Églises orthodoxes (1914–1934) // Échos d’Orient. 1935. T. 34. P. 80.

[49] Ibid. P. 171.

[50] Miller W. The Changing Role of the Orthodox Church // Foreign Affairs. 1930. Vol. 8. 2. P. 278.

[51] Цит. по: Никон (Рклицкий), архиеп. Жизнеописание Блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Нью-Йорк, 1960. Т. 7. С. 181. Подробнее о позиции митр. Антония см.: Кострюков А. А. К истории взаимоотношений между Русской Зарубежной Церковью и Константинопольской патриархией в 1920–1924 годах // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2011. Вып. 6 (43). С. 58–69.

 

 Список литературы

 

·      Alexandris A. The Expulsion of Constantine VI: The Ecumenical Patriarchate and GreekTurkish Relations, 1924–1925 // Balkan Studies. 1981. Vol. 22. 2. Р. 333–363.

·      D’Herbigny M. Anglicans et «orthodoxes» // Études. 1921. Т. 168. P. 415–425.

·      DeVille A. Orthodoxy, Catholicism, and Primacy: A Plea for a New Common Approach // Ecumenical Trends. 2008. Vol. 37. 4. P. 5–7.

·      Douglas J. A. The Œcumenical Patriarchate // Christian East. 1923. Vol. 4. 4. P. 188–191.

·      Geff ert B. Anglican Orders and Orthodox Politics // Journal of Ecclesiastical History. 2006. Vol. 57. 2. P. 270–300.

·      λπιδOφορος, μητρ. Primus sine paribus: πάντησις ες τ περ πρωτείου κείμενον το´ Πατριαρχείου Μόσχας // http://www.ec-patr.org/arxeio/elp2014-01-gr.pdf (дата обращения: 18. 12. 13).

·      Janin R. La destinée du patriarcat œcuménique // Échos d’Orient. 1925. Т. 24. N. 138. P. 202– 211.

·      Lacombe J. La récente evolution des Églises orthodoxes (1914–1934) // Échos d’Orient. 1935. T. 34. P. 71–83; 167–178.

·      Lausanne Conference on Near Eastern Aff airs (1922–1923). Records of Proceedings and Draft Terms of Peace. L., 1923.

·      Le Patriarchat œcuménique vu d’Egypte // Échos d’Orient. 1925. T. 24. P. 40–55.

·      Mews S. Anglican Intervention in the Election of an Orthodox Patriarch, 1925–1926 // The Orthodox Churches and the West / D. Baker, ed. Oxford, 1976. P. 293–306.

·      Miller W. The Changing Role of the Orthodox Church // Foreign Aff airs. 1930. Vol. 8. 2. P. 274–281.

·      Nanakis A. Venizelos and Church-State Relations // Eleftherios Venizelos: The Trials of Statesmanship / P. Kitromilides, ed. Edinburgh, 2006. P. 346–373.

·      Psomiades H. The Ecumenical Patriarchate Under the Turkish Republic: The First Ten Years // Balkan Studies. 1961. Vol. 2. 1. P. 47–70.

·      Rustem Bey A. The Future of the Œcumenical Patriarchate // Foreign Aff airs. 1925. Vol. 3. P. 604–610.

·      The Present Danger to the Œcumenical Patriarchate // Christian East. 1925. Vol. 6. 2. P. 78– 83.

·     Μαμλος Γ.–Σ. Το πατριαρχείο Κωνσταντινουπόλεως στο επίκεντρο διεθνών ανακατατάξεων (1918–1972). Εξωτερική πολιτική και οικουμενικός προσανατολισμός. Διατρίβη επι διδακτορία. Πανεπιστήμιο Αθηνων, 2009.

·     Ο Γέρων Χαλκηδόνος κατά του Πατριαρχείου Μόσχας // http://www.romfea.gr / oikoumeniko-patriarxeio/ oikoumeniko-patriarxeio / 20060-2013-11-02-08-12-11 (дата обращения: 18.12.13).

·     Τό αρχεον του εθνομάρτυρος Σμύρνης Χρυσόστομου / Α. Αλεξανδρής. Τ. 3: Αθήνα, 2000. Σ. 188–189.

·      Χριστοφόρου, μητρ. Ὴ ὲν τ Ὲκκλησί θέσις τοῦ Οίκουμενικοῦ Πατριαρχείου // Πάνταινος. 1924. Τ. ΙΣΤ. ´Αριθ. 39 (27 Σεπτ.); ´Αριθ. 40 (4 ´Οκτ.); ´Αριθ. 41 (11 ´Οκτ).


·     Кострюков А. А. К истории взаимоотношений между Русской Зарубежной Церковью и Константинопольской патриархией в 1920–1924 годах // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2011. Вып. 6(43). С. 58–69.

·      Никон (Рклицкий), архиеп. Жизнеописание Блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Нью-Йорк, 1960. Т. 7.

·      Православная Церковь в Турции // Вера и жизнь. Харбин, 1925. № 4. С. 84–86.

 

Публикуется по: Вестник ПСТГУ I: Богословие. Философия 2014. Вып. 1 (51). С. 36–53



Читайте также: Священник Павел ЕРМИЛОВ. Соображения по поводу критики «Позиции Московского патриархата по вопросу о первенстве во Вселенской Церкви»




Голосование за статью
 - 
24
 /  - 
5
Комментарии:
Михаил Ершов 28/11/2018 в 22:24:23
Леониду
Зачем спорить, тем более с раскольниками? Это не полезно христианам. А статья, главное, разбивает надуманные доводы и "аргументы" современных лжебогословов. Недаром основной "примат" с РНЛ примолк, т.к. возразить нечем. А его "аргументация" - ничто иное как заученные слова выдрессированного попугая. Фанарские извращенцы и лжебогословы посрамлены. Хотя я, конечно, нисколько не оправдываю "наших" экуменистов и извращенцев ...
Леонид 28/11/2018 в 19:24:17
Статья громоздкая, академическая. Такую не выложишь в споре с раскольниками.
Федор 28/11/2018 в 18:27:58
Сейчас историей обе стороны могут крутить, как хотят. Нужно просто современное подтверждение или обновление каждой церковью своего отношения ко главному организационному принципу Церкви — признания "Главенства Стамбула" над остальными Церквами, или подтверждение верности "Консенсусному" принципу. Для ответа на этот простой выбор даже собора не нужно — вполне достаточно ясного и однозначного мнения-решения в открытой печати. Два Папы в одном христианстве едва ли уживутся; скорее всего поставят одного, а он уж там так направит единое христианство... Мало никому не покажется...
Михаил Ершов 26/11/2018 в 13:42:09
Спасибо. Дал ссылки здесь: http://ruskline.ru/news_rl/.../#comments

Добавить комментарий
 
Имя: 
Email: 
Комментарий: 
Контрольные цифры: 
 

Код анонса статьи для вставки в блог или на сайт
посмотреть анонс
Происхождение теории о первенстве Константинопольского патриарха Православный журнал «Благодатный Огонь»

Происхождение теории о первенстве Константинопольского патриарха

26.11.2018
Священник Павел Ермилов

АКТУАЛЬНЫЕ СТАТЬИ
Комментарии

16.12.2018
Кирилл Александров

Итоги «Объединительного Собора»: Порошенко во главе, Филарет на коне, неудача митрополита Симеона

13.12.2018
Протопресвитер Михаил Помазанский

Экуменика на фоне православной литургики.
К 35-летию со дня кончины протопресвитера А.Шмемана

11.12.2018
Игорь Друзь

К 35-летию со дня кончины прот. А.Шмемана.
Идеология протопресвитера Александра Шмемана

6.12.2018
Тимур Давлетшин

О «травле» Солженицына и его «русском патриотизме».
Ответ на Заявление Совета православной патриотической общественности

10.12.2018
Елизавета Пашкова

К 100-летию со дня рождения А. Солженицына.
А.Солженицын и ИМКА

30.11.2018
Павле Рак

К 35-летию со дня кончины прот. А.Шмемана.
Водою и духом, или О разбавленном христианстве

12.11.2018
Протоиерей Владимир Правдолюбов

Протопресвитер Александр Шмеман в Журнале Московской Патриархии

3.12.2018
Тимур Давлетшин

К 100-летию со дня рождения А.И.Солженицына.
Об апологии предателей-власовцев в произведении А. Солженицына «Архипелаг ГУЛаг»

28.11.2018
Николай Каверин

В Русской Православной Церкви создается новое поколение экуменических священнослужителей

22.11.2018
Александр Проханов

Довольно себя обманывать, мы должны готовиться к схватке

18.11.2018
Петр Антиохиец

Может ли Православие существовать без Вселенского Патриархата?

26.11.2018
Священник Павел Ермилов

Происхождение теории о первенстве Константинопольского патриарха

29.10.2018
Тимур Давлетшин

Должен ли каяться русский народ за свержение и убиение царя Николая II?

24.10.2018
Причины провала церковной дипломатии ОВЦС на украинском направлении

8.11.2018
Диакон Илья Маслов

Для успешного противостояния Фанару необходима внутренняя зачистка наших либерально-церковных элит

22.10.2018
Николай Каверин

Протодиакон Андрей Кураев – национал-предательство под видом миссионерства

15.11.2018
Редакция сайта «Благодатный Огонь»

О нецелесообразности включения в Месяцеслов нового «праздника» в честь «Святых Отец Поместнаго Собора Церкве Русския»

15.10.2018
Николай Каверин

Томос стамбульского патриарха и его последствия для мирового Православия

12.10.2018
Протоиерей Алексий Чаплин

Стамбульский патриарх Варфоломей снял анафему с Филарета Денисенко.
«Киевский Патриархат» – «церковь» для неверующих

9.10.2018
Об антиправославных проповедях в храме протоиерея Константина Пархоменко

4.10.2018
Иван Смирнов

Искупитель у нас только Один – Господь Иисус Христос!

8.10.2018
Священник Георгий Максимов

Константинополь, автокефалия и протодиакон Кураев (ВИДЕО)

1.11.2018
Николай Каверин

Совершение неуставной литургии апостола Иакова – дерзкое нарушение церковного устава и проявление церковного модернизма

4.11.2018
Протоиерей Константин Буфеев

О неканоничности служения литургии апостола Иакова в Русской Церкви

30.09.2018
Протоиерей Петр Андриевский (†2012)

Ересь царебожия

19.09.2018
Заявление Чистопольского епархиального Управления в отношении деятельности протоиерея Владимира Головина

17.09.2018
Мария Алферьева

Метаморфозы отца Александра Меня

12.09.2018
Новый ректор МДАиС архиепископ Амвросий (Ермаков) – сторонник церковного модернизма и обновленческих реформ

23.07.2018
Протоиерей Андрей Федосов

Канонизация Николая II: основания, возражения, последствия

25.09.2018
Архимандрит Лазарь (Абашидзе) (†2018)

Меч обоюдоострый

4.09.2018
Николай Каверин

Зачем любил ты Рим, владыка Никодим?..

31.10.2018
Протоиерей Константин Буфеев

О святом мученике Уаре и церковной молитве за неправославных

20.08.2018
Советские солдаты никогда не были оккупантами. Они были солдатами России.
К 50-летию ввода советских войск в Чехословакию в 1968 году

15.08.2018
Библейские общества и масонство против Российской Православной Церкви

1.08.2018
Священник Валерий Духанин

Противоречат ли вечные муки Божией любви, или Соблазны оригенизма в наши дни

26.07.2018
Киприан Шахбазян

Вопросы относительно Последования о усопших младенцех, не приемших благодати святаго Крещения

17.07.2018
Владимир Смирнов

Несколько замечаний о святости царя Николая II

15.04.2018
«Пятая колонна» есть и в Церкви.
«Церковный власовец» протоиерей Георгий Митрофанов дискредитирует российскую военную кампанию в Сирии

13.07.2018
Священник Георгий Максимов

Папа Римский и встреча 7 июля: что это было?
Комментарий сайта «Благодатный Огонь»

19.12.2017
Вячеслав Мальцев (†2004)

Соблазн «розового христианства»

10.01.2018
Елена Сенявская

«Добрый мультик» про девочку Серафиму и сталинские репрессии

17.12.2017
Архимандрит Рафаил (Карелин)

О православной и ложной мистике

7.02.2018
Николай Каверин

О католическом влиянии на движение сторонников «евхаристического возрождения»

17.04.2018
Архимандрит Рафаил (Карелин)

Либерализм – современный враг христианства

10.05.2018
Архимандрит Рафаил (Карелин)

Не прелюбодействуй

22.03.2018
Архимандрит Рафаил (Карелин)

О декламации в храме

31.01.2018
Николай Каверин

Мечты обновленцев сбываются: в Москве стали строить храмы с низкими иконостасами

23.01.2018
Николай Каверин

Откуда происходит практика сверхчастого причащения и куда она может привести

5.06.2018
Николай Каверин

Современная «миссия» на телевизионных ток-шоу, или Почему к голосу Церкви никто не прислушивается?

14.11.2017
Николай Каверин

Митрополит Иларион (Алфеев) о «целомудренном» растлении подростков в школах

8.03.2018
Протоиерей Александр Новопашин

Протоиерей Владимир Головин глумится над памятью Героя России летчика Романа Филипова.
Послесловие редакции сайта «Благодатный Огонь»

27.03.2018
Послание Святейшего Синода 1913 года о ереси имябожия

13.06.2018
Протоиерей Андрей Федосов

Кризис в РПЦ на страницах Журнала Московской Патриархии (ВИДЕО)

14.02.2018
Протоиерей Алексий Чаплин

Святость воинского служения по учению Церкви.
Комментарий на заметку протодиакона Кураева «Мы пахали»

1.12.2017
Протоиерей Константин Буфеев

Патриарх Сергий, обновленчество и несостоявшаяся реформация Русской Церкви XX века

4.07.2018
Архимандрит Рафаил (Карелин)

О фанатизме

8.08.2018
Эдуард Биров

Без победы в Осетии не было бы ни Крыма, ни Сирии

21.11.2017
Протоиерей Петр Андриевский (†2012)

Еще раз о «Царе-Искупителе»

1.04.2018
Правда о событиях 1913 года в Пантелеимоновом монастыре

27.11.2017
Священник Валерий Зорин

Ангелы и камеры

11.02.2018
Николай Каверин

Правильное отношение к призывам «возрождения монархии» в современной России

29.10.2017
Николай Каверин

Миссионерский кураж и креативное миссионерствующее монашество

16.11.2017
Митрополит Иларион (Алфеев) переиначил 9-й член Символа веры в изданном им пособии для мирян

11.12.2017
О странном обращении «православной общественности» к Архиерейскому Собору отменить решения Синода от 1912 и 1913 годов против имябожия

26.12.2017
Николай Каверин

Монсеньор Мишель д’Эрбиньи и его миссионерская деятельность в Советской России в 1920–30-х гг.

15.01.2018
Александр Стрижев

Чего не изрекал преподобный Серафим Саровский

12.01.2018
Священник Димитрий Шишкин

О знании и любви.
Угрожает ли нашей Церкви экуменизм?

23.11.2017
Кирилл Дегтярев

Во всём виноват… народ: что общего в столь различных взглядах современных русских интеллигентов

14.03.2018
Алексей Горожанин

Кураев и Благодатный огонь

17.06.2018
Ирина Воронцова

Старообрядческий епископ Михаил (Семенов) в контексте истории религиозного реформизма в России (1905‒1915 гг.)

15.10.2017
Александр Чаусов

В почитании царя Николая II стало слишком много ереси

21.01.2018
Иван Смирнов

Новое учение о браке Валерия Сутормина и его последователей (+ВИДЕО)

1.01.2018
Протоиерей Константин Буфеев

К 100-летию перехода России с юлианского на григорианский календарь.
О целесообразности возвращения России к старому календарному стилю

3.01.2018
Диакон Илья Маслов

Модернистские движения в русском Православии как «мягкая сила» западного либерализма: история и современность

7.05.2017
Антигосударственная провокация: протоиерей Димитрий Рощин предложил переформатировать Бессмертный Полк.
Комментарий диакона Ильи Маслова

26.10.2017
Александр Камчатнов

Сакральный славянский язык в Церкви и культуре

19.06.2018
Михаил Кригер

К 70-летию Всеправославного Совещания 1948 года в Москве

9.12.2010
Алексей Горожанин

В защиту Священного Предания от нападок протестантствующих

5.10.2017
Архимандрит Рафаил (Карелин)

О профанации любви

18.10.2017
Великие румынские духовники об исповеди и причащении

27.05.2018
Епископ Триадицкий Фотий

«Всеправославный» конгресс 1923 года в Константинополе и его последствия

24.09.2017
Георгий Коробьин

Прения о языке богослужения на Поместном Соборе 1917–1918 гг.

10.10.2017
Николай Каверин

Второй Ватиканский собор и богослужебная реформа.
К 55-летию открытия II Ватиканского Собора и 100-летию открытия Поместного Собора

4.09.2017
Священник Евгений Веселов

Читая проект нового Катехизиса

13.09.2017
Священник Георгий Максимов

Отзыв на проект нового Катехизиса

13.12.2018
Иеромонах Дамаскин (Христенсен)

Обновленчество. Иеромонах Серафим (Роуз) и протопресвитер Александр Шмеман

17.09.2017
Архимандрит Рафаил (Карелин)

Христианство и модернизм

24.08.2017
Николай Каверин

К 100-летию открытия Поместного Собора 1917 года.
О сомнительном решении Священного Синода включить в богослужебный месяцеслов соборную память Отцов Поместного Собора 1917–1918 годов

6.09.2017
Архимандрит Лазарь (Абашидзе)

О грехе блуда

29.08.2017
Николай Каверин

Православная Церковь Белоруссии на пути в европравославие

5.06.2017
Николай Каверин

Как у наших ревнителей критика экуменизма может сочетаться с богослужебными реформами?

12.12.2009
Алексей Горожанин

Обязаны ли мiряне причащаться Святых Христовых Таин на каждой литургии?

21.07.2017
Священник Валерий Духанин

Заступница Усердная или «вражеский ангел-хранитель»?
Размышления над одним религиоведческим опусом протодиакона Андрея Кураева

Протоиерей Константин Буфеев
Ересь кочетковщины

2.07.2017
Схиархимандрит Илий (Ноздрин) как пример официального старчества

7.06.2017
Николай Каверин

Тайное униатство.
Криптокатолицизм в Православной Церкви

12.10.2017
Киприан Шахбазян

Замечания к проекту нового Катехизиса

5.12.2017
Диакон Илья Маслов

После Архиерейского Собора-2017.
Размышления простого клирика

24.12.2017
Протоиерей Андрей Правдолюбов

Еще раз о сверхчастом причащении

29.05.2017
Протоиерей Александр Новопашин

Храм или балаган?
Протоиерей Александр Новопашин о новой тенденции устраивать в церквах «клоунаду» и «концерты» с благословения настоятелей

12.06.2017
Церковный раскол XVII века на Руси и старообрядчество.
Краткая историческая справка

20.09.2011
Николай Каверин

Кочетковщина: десять лет спустя, или Можно ли верить в бессмертие души?

10.05.2017
Архимандрит Рафаил (Карелин)

О послушании монахов и мирян

9.05.2012
Николай Каверин

Пасхальные недоумения московского прихожанина

2.12.2013
Николай Каверин

«Миссионеры» превращают Божественную Литургию в спектакль, а храм – в кинотеатр

21.08.2017
Архимандрит Рафаил (Карелин)

Ориген и либерализм в Церкви

10.03.2017
Николай Каверин

Всегда ли мироточение есть чудо Божие?

4.05.2017
Священник Георгий Максимов

Осквернение храмов в наши дни

10.03.2015
Протоиерей Сергий Антиминсов

Протоиерей Александр Мень как комментатор Священного Писания

27.12.2016
Иеромонах Серафим (Роуз)

Устав

25.04.2017
Ирина Медведева, Татьяна Шишова

Шесть признаков антижизни

29.06.2017
Памяти иеросхимонаха Симона (Гаджикасимова)

11.02.2017
Почему я перестала ходить в Новодевичий монастырь.
Свидетельство прихожанки

24.08.2015
Николай Каверин

Европравославие

28.03.2017
Владислава Романова

Не является ли популяризация западных святых – миссией католицизма и протестантизма в России?

10.02.2016
Протоиерей Петр Андриевский (†2012)

Возможно ли возвращение в Церковь еретических сообществ?

8.02.2015
Протоиерей Владимир Правдолюбов

Истинный смысл современной проповеди сверхчастого причащения

16.10.2012
Священник Игорь Белов, Николай Каверин

Сверхчастое причащение и обновленчество

29.12.2016
Архимандрит Рафаил (Карелин)

О секуляризации Церкви

10.04.2016
Николай Каверин

Миссионерский экспорт Православия – церковный троцкизм, или О вреде современного миссионерства

29.04.2018
Протоиерей Димитрий Шишкин

Церковная химера

25.02.2013
Резюме заключения Комиссии по богословским изысканиям священника Георгия Кочеткова

20.01.2015
Николай Каверин

Об отмене Исповеди перед причащением Святых Таин

12.12.2016
Реформация в Русской Православной Церкви продолжается.
На очереди отмена Типикона

15.03.2011
Священник Константин Буфеев

Повеждь Церкви. О духовной деятельности одного «православного братства»

22.11.2015
Святое Причастие – на падение и восстание многих

16.02.2017
Священник Федор Ртищев еще раз подтвердил свою нетрадиционную ориентацию в богословии

1.10.2010
Протоиерей Владимир Правдолюбов

Вновь о реформаторах богослужения

7.02.2017
Василий Федорович Певницкий

О церковно-богослужебном языке

30.11.2018
Протоиерей Михаил Редкин

О подготовке ко Святому Причащению

9.06.2014
Митрополит Иларион (Алфеев) предлагает открывать храмы с богослужением на русском языке

20.02.2017
Лидия Соколова, Светлана Романова

«Обличение сталинской тирании и коммунистического тоталитаризма...»?

7.10.2015
Николай Каверин

Горе-миссионер иеромонах Димитрий (Першин) решил отмиссионерить креативный класс и Высшую школу экономики

15.01.2017
Диакон Илья Маслов

Не трогайте наше богослужение!
Ответ на статью священника Федора Ртищева на портале «Богослов.ру»

30.01.2017
Протоиерей Алексий Касатиков

Богословие нетрадиционной ориентации.
Ответ о.Федору Ртищеву о литургическом творчестве

26.09.2017
Александр Петрович Голубцов

Из истории изображений креста

27.01.2017
Михаил Новоселов

Письма к друзьям. О ложном воззрении на церковную иерархию как на непогрешимый авторитет в вопросах веры

11.02.2013
Иеромонах Иов (Гумеров)

К какой Церкви принадлежит община священника Георгия Кочеткова?

21.10.2013
Протоиерей Вадим Леонов

О православном понимании таинства Евхаристии

5.05.2016
Людмила Селенская

О советском кино и современном православии

21.12.2016
Заявление редакции «Благодатного Огня» по поводу нового обновленческого проекта реформировать богослужебный устав и упразднить Типикон

5.02.2016
К 10-летию со дня кончины архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

«Яд в привлекательной упаковке»

27.01.2017
Михаил Кригер

В чём опасность Библейских обществ

23.03.2017
Валерий Лялин

Утеевский иконописец Григорий Журавлев (1858–1916) (+ ВИДЕО)

27.11.2012
Валерий Духанин

Опасные тенденции в учении и пастырской практике священника Георгия Кочеткова

25.02.2013
Свидетельства о поведении кочетковцев на богослужениях

16.02.2015
Архимандрит Клеопа (Илие)

Не подавай меча вместо пищи.
Беседа о Святом Причащении и подготовке к нему

8.01.2017
Архимандрит Рафаил (Карелин)

Православие и модернизм

28.01.2015
Николай Каверин

Чтение вслух тайных молитв в свете обновленческих реформ и благих «миссионерских» целей

29.06.2016
Николай Каверин

«Варфоломеевский» Собор завершился в качестве «регулярно действующего института»: разбор полетов

22.09.2016
Служба по обновленческому обряду на 50-летие митрополита Илариона (Алфеева).
Грозное предзнаменование

23.01.2012
Николай Каверин

Кто в начале ХХ века отвергал опыт использования русского языка в богослужении?

2.04.2017
Николай Каверин

О современных «пророчествах» Авеля-прозорливца

23.11.2016
Протоиерей Константин Буфеев

Порядки старые не новы.
К дискуссии о проекте Межсоборного Присутствия «О подготовке ко Святому Причащению»

16.11.2016
Наследие Трудового братства Неплюева и «общинно-братская экклезиология» братства о. Георгия Кочеткова

23.02.2016
Диакон Илья Маслов

Эти «братские» поцелуи на «Встрече тысячелетия» могут нам дорого стоить

15.02.2016
Николай Каверин

О встрече римского Папы и московского Патриарха (постэкуменический триптих)

13.11.2016
Публицист Сергей Худиев решил оправдать изменение митрополитом Иларионом (Алфеевым) Символа веры

20.11.2016
Диакон Илья Маслов

Либерально-реформаторские тенденции современного богословского образования в России

24.08.2018
Священник Валерий Духанин

Святитель Игнатий (Брянчанинов) об опасности мнимодуховных состояний

2.01.2017
Краткая история возникновения Календарного вопроса

3.04.2017
Протопресвитер Георгий Граббе

Иуда: предатель или избранник Божий?

20.06.2016
Богослужебно-канонические реформы в Финляндской Православной Церкви

29.09.2016
Протоиерей Петр Андриевский (†2012)

Россия перед Вторым пришествием... Несбывшиеся предсказания (+ВИДЕО)

8.11.2015
Николай Каверин

О мнимом экуменизме, новопоставленном епископе Антонии (Севрюке) и нормах этикета, которые выше христианской совести

17.12.2015
Пятая колонна внутри Церкви

26.10.2016
Протоиерей Константин Буфеев

Воздыхание о «миссионерской литургии»

Николай Каверин
Церковнославянский язык – это наш язык для беседы с Богом

5.05.2015
Николай Каверин

С Днем Великой Победы!
«Православные» мифы о Великой Отечественной войне

1.04.2015
Диакон Илья Маслов

«Андрей Кураев» как феномен «новенькой» теологии

19.09.2016
Архимандрит Рафаил (Карелин)

Беседа с архимандритом Рафаилом (Карелиным) о духовных недугах нашего времени и богословии

10.08.2015
О библеисте Андрее Десницком

31.01.2016
Николай Каверин

Патриарх Кирилл провел блестящую спецоперацию по «обезвреживанию» Всеправославного Собора 2016 г.

9.11.2016
Протоиерей Константин Буфеев

О мерзости запустения на святом месте

16.10.2016
Николай Каверин

Елицы вернии – изыдите!
О миссионерской литургии

2.09.2016
Ольга Четверикова

Истоки экуменизма

24.01.2017
Николай Каверин

Обмiрщение монашества ради «миссионерских целей» – лжепастырская работа по уничтожению православной духовности

30.05.2016
Протоиерей Петр Андриевский (†2012)

Протоиерей Петр Андриевский о «ереси» экуменизма

24.04.2016
Священник Георгий Максимов

О возмутительных «разъяснениях» ОВЦС

30.11.2011
Протоиерей Константин Буфеев

Против новой практики причастия – Телом Христовым и вином

23.11.2012
Архимандрит Рафаил (Карелин)

О грехе блуда

26.03.2015
Письмо прихожан московского подворья Валаамского монастыря

25.03.2011
Архимандрит Рафаил (Карелин)

О монашеском авангардизме

19.01.2016
Протоиерей Константин Буфеев

Размышления о «Крещальной Литургии»

27.01.2012
Протоиерей Константин Буфеев

Доктор Десницкий предпринял попытку изгнания диавола из Священного Писания

3.01.2015
Николай Каверин

Странный рождественский Указ Святейшего Патриарха Кирилла

22.08.2012
Николай Каверин

Кто виноват в росте антиклерикальных настроений?

24.10.2016
Деятельность архимандрита Иоакима (Парра) – сектантство в Православной Церкви (ВИДЕО)

21.04.2016
ОВЦС на страже корпоративного «единомыслия».
Разъяснительные «энциклики» от митрополита Илариона

16.05.2016
Николай Каверин

Деятельность ОВЦС наносит серьёзный ущерб национальной безопасности России

25.07.2016
«Иисус Христос. Жизнь и учение»: новое евангелие от митрополита Илариона (Алфеева) или очередная книга из серии «Жизнь замечательных людей»?

28.01.2013
Диакон Илья Маслов

Отчисление из СФИ – возвращение в Церковь

19.11.2015
Священник Даниил Сысоев (†2009)

Богословские соблазны монархического движения

4.10.2016
О кощунственных плясках на амвоне православного храма в г. Апрелевка.
Комментарий диакона Ильи Маслова

7.09.2015
Татьяна Петрова

Куда способны увести наставления протоиерея Александра Меня

26.05.2011
Протоиерей Владимир Правдолюбов

Красноярский урок

19.04.2015
Ольга Четверикова

Ольга Четверикова: «Речь идет о создании антицеркви»

26.10.2015
Нина Павлова (†25.10.2015)

Кто на Голгофе?

4.03.2016
Священник Георгий Максимов

Про так называемый «Восьмой вселенский собор»

30.09.2016
Протоиерей Петр Андриевский (†2012)

Экуменический богослов о. Иларион (Алфеев)

16.09.2016
Священник Георгий Селин

И весь живот наш Христу Богу предадим

17.04.2016
Священник Георгий Максимов

О современных недоумениях в связи с Гаванской декларацией и документами на Критский Собор

27.09.2016
Священник Георгий Максимов

«Подарок» папе Римскому

23.06.2016
Святитель Феофан Затворник

О вечности мучений

5.03.2012
Николай Каверин

Когда «наши» танки войдут в город, Протодьякон будет долго-долго махать белым флагом со своей колокольни...

15.04.2014
Архимандрит Рафаил (Карелин)

О грехе сребролюбия

29.08.2015
Комментарий по поводу проповеди священника Георгия Кочеткова с амвона патриаршего кафедрального собора

21.01.2016
Святитель Серафим (Соболев)

Надо ли Русской Православной Церкви участвовать в экуменическом движении?

19.05.2016
Диакон Илья Маслов

Постмодернистский демарш ОВЦС

14.11.2010
Протоиерей Владимир Правдолюбов

Юбилей непослушания

21.07.2015
Архимандрит Рафаил (Карелин)

Ответы архимандрита Рафаила (Карелина) на вопросы по современным проблемам Церкви.
Часть I

31.07.2015
Архимандрит Рафаил (Карелин)

Ответы архимандрита Рафаила (Карелина) на вопросы по современным проблемам Церкви.
Часть II

21.05.2015
Святой мученик Христофор и его иконография

1.12.2014
Захар Прилепин

Почему я не либерал.
Россия построена ровно затем, чтоб пришёл либерал и сказал, что с ней делать

27.12.2015
Владимир Семенко

Пятая колонна на глиняных ногах, или Чапниниана на излете либеральщины

 

НОВОСТИ

17.12.2018
Обращение Священного Синода УПЦ к архипастырям, пастырям, монашествующим и верующим от 17 декабря

15.12.2018
Волчий собор украинской церкви, или Автокефальное Шоу в Киеве

15.12.2018
Архиепископ Лонгин (Жар) в письме константинопольскому патриарху Варфоломею назвал «объединительный собор» сатанинским сборищем

09.12.2018
Синод УПЦ МП отказал патриарху Варфоломею в праве созывать какой-либо Собор на Украине

07.12.2018
Протоиерей Всеволод Чаплин о неправде «христианского» пацифизма.
Защита Родины – священный долг

02.12.2018
Митрополит Иларион (Алфеев) снова продвигает идею «целомудренного» растления подростков в школах

27.11.2018
Д.,Б! (с), или Уроки церковнославянского для неофитов

25.11.2018
Обращение братии Свято-Успенской Почаевской Лавры по поводу беззаконного решения Министерства юстиции Украины

23.11.2018
Анатолий Степанов о провале дипломатии ОВЦС в вопросе «рейдерского захвата» Константинопольским патриархатом канонической территории Русской Церкви на Украине

20.11.2018
Митрополит Лука прокомментировал свой визит в СБУ и назвал Порошенко «современным гонителем Церкви»

15.11.2018
Технология «окон Овертона» в украинском церковном кризисе.
Об угрозе отрыва УПЦ МП от Русской Православной Церкви

13.11.2018
Евхаристическое общение УПЦ МП с Константинопольским патриархатом в настоящее время невозможно и прекращается.
Постановление Собора епископов Украинской Православной Церкви от 13 ноября 2018 года

13.11.2018
О несостоявшейся встрече Порошенко с епископатом УПЦ (МП) 13 ноября и возможном изменении тактики патриарха Варфоломея

01.11.2018
Вице-премьер Татьяна Голикова совершила акт агрессии против России, предложив заняться секспросветом школьников

28.10.2018
Стамбульский патриарх Варфоломей считает славян «унтерменшами» в Православии

25.10.2018
Протоиерей Всеволод Чаплин: Президентом было озвучено христианское мировоззрение, ненавистное «просвещенцам», любящим записывать Христа в свои союзники

21.10.2018
Священник Георгий Максимов о распространении в соцсетях ложной новости о якобы «неподчинении» Святой горы Афон Константинопольскому патриарху

18.10.2018
Причины беспомощности церковной дипломатии ОВЦС, или Кто убаюкивал патриарха Кирилла «сказками» об Украине?

14.10.2018
Протоиерей Андрей Новиков предлагает созвать в Москве чрезвычайный Всеправославный Собор для низложения стамбульского патриарха Варфоломея и членов его Синода

03.10.2018
Председатель ОВЦС митрополит Иларион (Алфеев) забыл о русских на Украине: «УПЦ МП – это не российская Церковь»

29.09.2018
Скандал в Болгаре: сторонники запрещенного в служении протоиерея Владимира Головина устроили нападение на епископа Чистопольского Пармена

22.09.2018
Поддержите сайт «Благодатный Огонь»!

21.09.2018
Последнее искушение Патриарха Кирилла

07.09.2018
Константинопольский патриарх уведомил патриарха Кирилла о решении предоставить автокефалию Украинской Церкви и поставил на Украину два «церковных джавелина»

05.09.2018
Константинопольский патриархат принял обновленческое решение о допустимости второбрачия духовенства

04.09.2018
Протоиерей Владимир Головин запрещен в священнослужении

01.09.2018
Светлой памяти Александра Захарченко

25.08.2018
Заявление Чистопольского епархиального управления в отношении деятельности протоиерея Владимира Головина

19.08.2018
Скончался архимандрит Лазарь (Абашидзе)

07.08.2018
Протестантствующий протоиерей Константин Пархоменко отрекается от Слова Божия в пользу «современных ученых» и безбожных библеистов

03.08.2018
Сколько в России воцерковленных православных христиан?

29.07.2018
Анатолий Шарий об освещении украинскими СМИ Крестного хода в Киеве в честь 1030-летия Крещения Руси: Более ста тысяч «российских диверсантов»

16.07.2018
Назначен новый ректор МДАиС – архиепископ Амвросий (Ермаков), сторонник церковного модернизма и обновленческих реформ

10.07.2018
Патриарх Кирилл поздравил сборную России по футболу с успешным выступлением на Чемпионате мира, но молчит об антинародных реформах правительства

06.07.2018
К 70-летию Всеправославного Совещания 1948 года в Москве.
Резолюция Совещания по вопросу «Экуменическое движение и Православная Церковь»

28.06.2018
О заявлении пресс-секретаря патриарха Кирилла священника Александра Волкова о пенсионной реформе

26.06.2018
Пенсионная реформа: глупость или измена?
Заявление Совета православной патриотической общественности

24.06.2018
Священник Георгий Максимов о необходимости обязательной исповеди перед причастием (ВИДЕО)

21.06.2018
22 июня 1941 года — начало Великой Отечественной войны

18.06.2018
Протодиакон Владимир Василик: «нынешняя пенсионная реформа есть попытка политической элиты решить свои проблемы за счет собственного народа»

15.06.2018
Протоиерей Георгий Митрофанов и главред «Правмира» Анна Данилова поплакались либералам о «немилосердии» Русской Церкви

12.06.2018
Новый проект ОВЦС: митрополит Иларион (Алфеев) предложил креативный способ для возрождения заброшенных деревень

06.06.2018
Новая статья Николая Каклюгина: Миссионерство шиворот-навыворот. Харизматическая магия глобализации и экуменизма на примере ситуации с Глебом Грозовским

05.06.2018
В Москве прошла конференция к 70-летию Всеправославного Совещания 1948 года

28.05.2018
Синод УПЦ (МП) обвинил митрополита Александра (Драбинко) в непристойном поведении и в смертном грехе

25.05.2018
Обращение Священного Синода УПЦ (МП) к епископату, духовенству, монашествующим и мирянам по поводу инициатив по «предоставлению Томоса об автокефалии Православной Церкви в Украине»

08.05.2018
Диакон Илья Маслов: День Победы – выход из европейской преисподней

04.05.2018
Захар Прилепин: Мы рождены для того, чтобы Парад Победы повторялся из года в год и из века в век!

26.04.2018
Чудо Благодатного огня на Пасху 2018 года.
Наглядный ответ всем маловерам-протодиаконам: Благодатный огонь не обжигает! (ВИДЕО)

23.04.2018
Заявление Украинской Православной Церкви (МП) по поводу обращения П.Порошенко к Вселенскому патриарху Варфоломею относительно «предоставления Томоса об автокефалии Православной Церкви в Украине»

21.04.2018
Обращение митрополита Запорожского и Мелитопольского Луки в связи с попыткой вмешательства во внутреннюю жизнь Церкви

13.04.2018
ОВЦС vs Благодатный огонь

09.04.2018
Открытое обращение к главам субъектов Российской Федерации о введении выходного дня в Светлый понедельник

30.03.2018
«Кураевщина» – это терроризм

19.03.2018
Новый поход на Церковь?
Митрополит Иларион (Алфеев) благословил имябожническую конференцию, организаторы которой призывают к покаянию Церковь Христову

17.03.2018
Захар Прилепин: Хватит стесняться комплексов ракетных.
К выборам Президента России (ВИДЕО)

15.03.2018
Православные на Западе выпустили заявление против возрождения института «православных диаконисс» как первого шага к появлению женского священства в Православной Церкви

05.03.2018
К 65-летию кончины И.В.Сталина.
Сталин и Третий Рим

04.03.2018
Святейший Патриарх Кирилл: Болгарию освободила Россия. Не Польша, не Литва, не другие страны, – Россия

03.03.2018
Священник-модернист Димитрий Агеев советует Великим постом вкушать мясо, но в меньшем количестве

26.02.2018
Синод православной Церкви в Америке вносит элементы магизма и оккультизма в литургическую жизнь Церкви Христовой

23.02.2018
С Днем Защитника Отечества!
Группа «Любэ»: Красная Армия
Захар Прилепин: Между землей и небом – война

13.02.2018
Диакон Владимир Василик: «Интернет-сплетник Кураев, хулящий Героя России воина Романа Филипова, чужд святоотеческого духа»

09.02.2018
Всегда тех, кто бросали свои знамёна и становились под чужие, в народе называли чётко и однозначно – предатели и изменники Родины

06.02.2018
Священник Георгий Максимов о молитве с еретиками (ВИДЕО)

26.01.2018
В Москве вновь прошла ежегодная экуменическая акция с участием представителя ОВЦС

19.01.2018
Священник Георгий Максимов о лжестарце иеросхимонахе Рафаиле (Берестове) (ВИДЕО)

16.01.2018
Александр Щипков: «России пора возвращаться к юлианскому календарю, существовавшему еще во времена Христа. Уверен, что рано или поздно это произойдет»

13.01.2018
Рождество Христово-2018 (невеселые постпраздничные мысли вслух)

01.01.2018
Митрополит Ювеналий: Переход Русской Православной Церкви на григорианский календарь не имеет очевидной целесообразности

30.12.2017
К 95-летию образования СССР

18.12.2017
Поездка спортсменов на Олимпиаду без флага России – это легализация предательства и капитуляции нашей Родины

17.12.2017
Священник Георгий Максимов о «непоминающих» (ВИДЕО)

09.12.2017
Никита Михалков: Разрушь память и бери без боя (ВИДЕО)

03.12.2017
В РПЦ сообщили о поступившей от Папы Римского просьбе о помиловании