http://www.blagogon.ru/news/604/
Новости

Технология «окон Овертона» в украинском церковном кризисе.
Об угрозе отрыва УПЦ МП от Русской Православной Церкви

15.11.2018

Становятся известны подробности давления президента Украины Порошенко на Украинскую Православную Церковь Московского патриархата (УПЦ МП), с целью вынудить её выступить за автокефалию и полную независимость от РПЦ. В частности, нежелание предстоятеля УПЦ МП блаженнейшего митрополита Онуфрия отступить от церковных канонов в вопросе автокефалии разозлило Петра Порошенко.

Митрополит Онуфрий и Порошенко провели «весьма эмоциональный» телефонный разговор о месте встречи. Предстоятель УПЦ был спокоен, а президент «настолько громко кричал в трубку, что его слова долетали до многих находившихся в зале архиереев».

В частности, было слышно, что Порошенко требовал от владыки Онуфрия «пойти на попятную» по вопросу автокефалии. В ответ на комментарий митрополита Онуфрия по этому поводу в трубке раздался раздраженный голос Порошенко: «Какие каноны! Какие каноны!»

13 ноября Собор епископов Украинской Православной Церкви постановил, что процесс предоставления Томоса об автокефалии является «искусственным, навязанным извне» и «не отражает внутренней церковной необходимости». Также Собор епископов подчеркнул, что вмешательство Константинополя в свои дела является незаконным, как и «попытки решать украинский церковный вопрос при участии государственной власти и раскольников, игнорируя голос» канонической УПЦ. В результате УПЦ МП разорвала евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом.

На проходивший 13 ноября Собор архиереев УПЦ МП Порошенко не приехал, хотя изначально встреча планировалась.

По данным, просочившимся в СМИ, накануне собора в Киево-Печерской Лавре предстоятелю Украинской Православной Церкви митрополиту Онуфрию передали письмо от Константинопольского патриарха Варфоломея, в котором содержалась директива епископату УПЦ в полном составе прибыть на встречу с президентом Порошенко. Однако, как сообщают источники в УПЦ МП, митрополит Онуфрий проигнорировал это письмо, поскольку не признает власть Константинополя над украинской Церковью.

Казалось бы, есть основания для осторожного оптимизма на тему – автокефалисты на Украине явно проигрывают. Архиереи канонической Украинской Православной Церкви проявили стойкость и выдержали давление государственной машины Украины. Только три архиерея из 89 согласились встретиться с Порошенко, чтобы «поговорить об автокефалии». Однако не всё так однозначно.

Предлагаем комментарий православного публициста, главного редактора портала «Русская народная линия» Анатолия Степанова:

Сейчас уже можно сказать, что президент Украины Порошенко потерпел поражение. Тактическое или стратегическое – покажет время. Очевидно, что накануне собора украинских архиереев велась их активная обработка. Порошенко хотел быть уверенным, что придёт на встречу со священноначалием УПЦ МП в роли потенциального победителя. Отмена этой встречи свидетельствует о том, что договориться не удалось. Информация о том, что Порошенко неафишированно встретился с тремя архиереями УПЦ МП, так же свидетельствует о его поражении. На эту встречу решились прийти только три человека. Даже некоторые архиереи известные своей проавтокефальной позицией на встречу с Порошенко не пришли.

В ходе нынешнего украинского церковного кризиса может быть реализована технология «окон Овертона», чтобы оторвать УПЦ от Московского Патриархата путем автокефалии, которую даст уже в итоге Москва, или Москва вместе с Константинополем.

Эту идею уже вбрасывала наша «церковная баба Яга» – протодиакон Андрей Кураев, предлагавший Русской Православной Церкви «сыграть на опережение» и самой предоставить автокефалию УПЦ.

Управляющий делами Украинской Православной Церкви митрополит Бориспольский и Броварской Антоний (Паканич) в своем интервью говорит, что идея автокефалии непопулярна среди верующих Украинской Православной Церкви Московского Патриархата особенно в южных и восточных епархиях. Это отрадно. Только можно добавить с сожалением «пока непопулярна».

Как известно, на волне демократии и свобод на Поместном Соборе 1917–1918 годов была учреждена автономная Украинская Православная Церковь. Так началась реализовываться идея самостоятельной Украинской церкви. Это решение однако спровоцировало волну требований автокефалии, безчинства украинских самостийников, которых поддерживали петлюровские власти. В итоге появилась незаконная самосвятская Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ). В таких условиях Святейший Патриарх Тихон отменил автономию и вернул церковной Украине статус Экзархата. Во время фашистской оккупации УАПЦ получила некоторую тень легитимности, кстати, тоже благодаря архиерею Константинопольского  патриархата. Но разгром фашистов остановил эти автокефальные игры на Украине. 

В 1992 году в разгар новой русской смуты проигравший патриаршие выборы экзарх Украины Филарет (Денисенко) вынудил Священноначалие Русской Православной Церкви восстановить автономию Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Причем, автономию невиданную доселе, с самыми широкими полномочиями. И снова это привело вскоре к требованиям автокефалии УПЦ. Но теперь Священноначалие не решилось вернуть Украине статус Экзархата.

Понятно, что навязываемая автокефалия по-гречески, с самочинным выводом из раскола филаретовцев и церковных петлюровцев, уравнивание их в правах с канонической Церковью, очевидная политизация темы автокефалии, очевидный привкус русофобии в теме автокефализации вызывает справедливое отторжение у многих. Однако в речах многих противников нынешней автокефалии по-гречески звучат мысли, которые меня настораживают: мы не против автокефалии в принципе, но мы против такой автокефалии.

Меня насторожил в позавчерашнем заявлении Украинской Православной Церкви Московского Патриархата тот факт, что в нём ни разу не упомянуто, что УПЦ принадлежит к Московском Патриархату. Если читать текст заявления, не зная контекст проблемы, может показаться, что это – заявление самостоятельной автокефальной церкви. Мне не очень понятно решение Архиерейского Собора УПЦ МП о разрыве евхаристического общения с Константинопольским патриархатом. Ведь УПЦ входит в состав Московского Патриархата. А значит, решения Священного Синода Русской Православной Церкви в Минске о разрыве общения с Константинополем по идее было бы вполне достаточно, поскольку это решение распространяется на всю полноту Русской Православной Церкви, включая все её автономные образования. Но Архиерейский Собор Украинской Православной Церкви почему-то принимает собственное решение. Выходит, до 13 ноября УПЦ находилась в каноническом общении с Константинополем?

Забавно, что стиль заявления УПЦ возмутил анонимного комментатора-архиерея (вероятно, это был митрополит Александр Драбинко) газете «Коммерсантъ», – типа, УПЦ МП не имеет права выступать как автокефальная. Караул, у нас отбирают «наш хлиб».

Конечно, могут сказать, что заявление Архиерейского Собора Украинской Православной Церкви Московского Патриархата было принято в весьма определенных условиях, условиях возможных гонений, и этим оправдана такая стилистика. Это попытка выбить аргументы противной стороны, обвиняющей УПЦ МП ни много ни мало как в поддержке «страны-агрессора». Я это понимаю. Но не покидает тревога – не прокладывает ли это дорогу к автокефалии УПЦ, к расколу Русской Православной Церкви?

Боюсь, что в ходе развития церковного кризиса на Украине уже в самой УПЦ МП будут только усиливаться автокефальные тенденции. И сама логика развития церковного конфликта может привести к тому, что сама УПЦ попросит у РПЦ автокефалию. А вот тогда ситуация будет гораздо сложнее. По сути, нас связывает сегодня только духовное единство, получить автокефалию УПЦ можно довольно просто. Если вопрос автокефалии встанет в повестку дня, то РПЦ не сможет не дать эту автокефалию. 

А мы все понимаем, что провозглашение автокефалии УПЦ поставит крест на идее триединого русского народа в лице великороссов, малороссов и белорусов. Уже сейчас, после четырех лет войны на Донбассе, русских и украинцев связывает разве что единая Православная Церковь да ещё остатки исторической памяти о едином государственном прошлом. Если разрушить духовное единство, исторические воспоминания скоро сами собой выветрятся. 

Что же можно сделать? Как помешать этому? Политических и дипломатических рычагов изменить ситуацию я не вижу. Надежда только на то, что у нас в Церкви остаются еще молитвенники, чей голос слышит Господь, и они вымолят единство Русской Православной Церкви.

Анатолий Дмитриевич Степанов, главный редактор «Русской народной линии»

 Источник



Поддержка сайта «Благодатный Огонь»:
Карта Cбербанка: 6390 0238 9085 1967 80
Яндекс-Деньги: 410012614780266