http://www.blagogon.ru/articles/153/

Наследие митрополита Антония (Блума)



От редакции

Многие православные верующие России с большим уважением относятся к проповедям скончавшегося в Лондоне в 2003 году видного иерарха митрополита Сурожского Антония (Блума). Однако знакомство с наследием митрополита Антония является для большинства «заочным»: только по проповедям на волнах русской службы Би-би-си да по издающимся ныне огромными тиражами в России его трудам, весьма полезным для воцерковляющихся людей. Правда, некоторые из радиопроповедей маститого архипастыря нередко носили «нетрадиционный» и даже соблазнительный характер, что наш журнал уже отмечал на своих страницах (см.: Митрополит Антоний (Блум) допускает возможность абортов // Благодатный Огонь. 2002. № 8).

Признавая немалые заслуги владыки Антония, более пятидесяти лет окормлявшего свою лондонскую паству, в распространении Православия на Британских островах, тем не менее полезно будет узнать взгляд из Лондона на нездоровую духовную обстановку, царившую в Сурожской епархии — детище приснопамятного митрополита.

Ниже приводится письмо прихожан Успенского Патриаршего собора в Лондоне, написанное до смуты, спровоцированной раскольнической деятельностью епископа Василия (Осборна).

 

Глядя из Лондона

В редакцию журнала «Благодатный Огонь»

Сурожская епархия в Великобритании — это особая церковная организация, которую с трудом можно назвать православной, несмотря на то, что епархия продолжает использовать имя РПЦ МП. Порядки и традиции там весьма далеки от понятия церковности и православного благочестия.

Несмотря на вопиющий пробел в вопросе полноценного окормления русскоязычных верующих и недостатка русских священников, страсть к независимости от Москвы в Сурожской епархии настолько велика, что любой представитель Московской Патриархии, появившийся в Великобритании, вызывает у сурожского священноначалия приступы негодования. Так, три года назад только за верность Патриаршей Церкви был оболган и изгнан епископ Иларион (Алфеев). Недавно из «Сурожа» «вытеснили» русского священника протоиерея Андрея Тетерина только за то, что он высказал свое мнение о многочисленных нарушениях, имеющих место в Лондонском соборе.

Сурожское священноначалие в лице епископа Василия (Осборна) только делает вид, что послушно Московскому Патриархату. На самом деле они откровенно не желают тесного контакта с Русской Церковью в России и укрепления истинно православного духа в русских традициях в Патриаршем соборе Успения Божией Матери и Всех Святых. Они приветствуют только тех русскоговорящих, которые не воцерковлены или не чувствуют лояльности к родной Церкви. Такие люди часто чувствуют неприязнь к Русской Православной Церкви и к русским. Им порой свойственен дух диссидентства и космополитизма. Как три года назад стараниями епископа Василия и прот. Сергия Гаккеля был изгнан епископ Иларион как «агент Москвы», так сейчас стал неугоден другой священник из России— о. Андрей, 25 лет прослуживший Церкви Христовой. С приездом к нам о.Андрея не только русские люди смогли получить полноценное пастырское окормление, но, благодаря высоким духовным качествам о. Андрея, его полюбила и увидела в нем своего пастыря вся наша многонациональная община. Прот. Андрей стал истинным духовником для большинства прихожан Лондонского собора, но теперь мы остались и без него.

Стиль богослужения и своеобразные традиции в Сурожской епархии заложены митрополитом Антонием Сурожским, который в течение пятидесяти лет занимал двойственную позицию. С одной стороны клялся в верности Московскому Патриархату, а с другой стороны — создавал Церковь в Великобритании по своему образцу, далекую от традиций Русского Православия. За пятьдесят лет своего служения митрополит Антоний (Блум) не открыл ни одного русского прихода в Великобритании и всегда был против дополнительного прихода в Лондоне. Единственный русский собор Успения Божией Матери и Всех Святых в Лондоне, где около 90% прихожан являются русскоязычными, находится в руках у тех, кто не признает традиции Русского Православия и уставы РПЦ.

Русские священники в Великобритании всегда были нежеланны «сурожским». Везде здешним руководителям чудится «рука Москвы». Митрополит Антоний (Блум) открыто заявлял, что если Московская Патриархия пришлет неугодного ему священника, то он сделает так, что этому священнику не дадут визу для въезда в Великобританию. А вот ныне покойного прот. Сергия Гаккеля, призывавшего к изменению богослужебных текстов Страст­ной седмицы из-за якобы их «антисемитского содержания», митрополит Антоний представлял как достойнейшего пастыря. Тот же прот. Сергий Гаккель на протяжении многих лет в своих передачах на радио Би-би-си систематически обливал грязью священноначалие Русской Церкви, воспроизводя клевету и ложь, распространяемые западными СМИ. Приветствуются только такие гости, как свящ. Г.Кочетков и последователи прот. А.Меня.

Священноначалие в Сурожской епархии, включая ныне управляющего епископа Василия (Осборна), не имеют достаточного богословского образования со всеми вытекающими из этого последствиями (сам епископ Василий почти не владеет русским языком). Отсюда и проистекала его «ревность» к присланному к нам епископу Илариону, в котором епископ Василий видел конкурента в наследовании Сурожской кафедры, ведь епископ Иларион на фоне епископа Василия выделялся во всех отношениях в лучшую сторону.

Владыка Иларион начал ездить по приходам, где встречал теплый и радушный прием со стороны духовенства и мирян. Но вслед за его посещением протоиерей Сергий Гаккель или кто-либо другой из сторонников еп. Василия начинали звонить духовенству и прихожанам, настраивая их против еп. Илариона.

Вот свидетельство самого владыки Илариона: «За мной была установлена постоянная слежка. Мои слова записывались, разговоры подслушивались. Неоднократно я подвергался оскорблениям и публичному унижению. Создавалось ощущение, будто я оказался внутри тоталитарной секты с очень жесткими правилами и полным отторжением всякого, кто в них по тем или иным причинам не вписывается… Обвинение состояло в том, что мой стиль богослужения не соответствует “стилю” Сурожской епархии. В епархии, вернее, в Лондонском соборе, существует своеобразный стиль, созданный митрополитом Антонием. То, что при совершении богослужений я следовал церковному уставу, а не сурожскому стилю, было представлено владыкой Василием как нарушение традиций епархии и стремление ввести в ней “московский стиль”».

Сурожские священники просто не знают богослужебного устава и правильного порядка ведения богослужений. Божественная литургия, вечерняя и утренняя службы сокращены и изменены до такой степени, что любой священник с богословским образованием хватается за голову. Несмотря на то что русскоязычных прихожан около 90%, службы на церковнославянском языке проводятся очень редко. Сурожские священники благословляют подавать на проскомидию имена некрещеных и неправославных людей. При этом архиепископу Керченскому Анатолию (Кузнецову) и протоиерею Андрею Тетерину, которые знают устав и церковные традиции, служить правильно просто запрещают.

Прихожане Лондонского Патриаршего собора не имеют возможности регулярно исповедоваться, так как сурожское священноначалие считает исповедь перед Причастием Св. Таин нежелательной и даже вредной. Нередко за литургией причащают католиков и англикан. Перед началом литургии не читаются часы.

В своем письме от 8 декабря 2005 года приходскому совету Лондон­ского Свято-Успенского собора прот. Андрей Тетерин в частности писал:

«По благословению Святейшего Патриарха Алексия и Священного Синода я приехал служить в Лондон более полутора лет назад.

Для церковного человека первое, о чем он вольно или невольно судит,— это богослужение. То, что мы видим в Русском кафедральном соборе в Лондоне, могло существовать только в СССР при полуграмотном и нерадивом священнике в каком-нибудь захолустном приходе, но не иначе.

Запрещено (именно запрещено!) вне Великого Поста чтение третьего, шестого и девятого часов, говорящих о рождении Церкви от Святого Духа и о крестных страданиях и смерти Спасителя. Во время вечернего богослужения выброшена половина ектений, практически выброшено из богослужения стихословие Псалтири.

Урезан и искажен до неприличия чин заупокойного богослужения.

Настойчиво и последовательно запрещается пение многолетия Святейшему Патриарху при каких бы то ни было обстоятельствах. Запрещается чтение Рождественского и Пасхального посланий Его Святейшества. Когда я на свой страх и риск все же это сделал, мне было это поставлено на вид.

Неуклонно проводится в жизнь идея об излишности и старомодности таинства покаяния и связанной с ним исповеди (особенно перед Причастием). Когда во время упомянутой “конференции” я все-таки сказал об этом, один из западноевропейских “собратьев” по священному сану вскочил, крича: “Этими словами вы бросаете камень в митрополита Антония!” (Отмена исповеди перед Причастием являлась одним из основных требований в области реформы православного богослужения у обновленцев 1920‑х годов. В ту революционную эпоху исповедь перед Причастием считалась у обновленцев несовместимой с наступлением “светлой эпохи небывалых политических и религиозных свобод”, рассматривалась как “средневековое насилие” над совестью человека; см.: Современное обновленчество — протестанизм «восточного обряда». М., 1996. С. 45. — Ред.) Отмена таинства исповеди перед причастием или вообще упразднение частной исповеди, проповедуемое либеральными священнослужителями (в частности, прот. Александром Шмеманом; †1983), имеет целью примирение человека с грехом и, следовательно, оправдание греха. Одновременно тем самым намеренно разрушается традиционная дисциплина постов и молитвенного приготовления к Таинству причащения Тела и Крови Христовых, ибо пост и молитва без покаяния в грехах не угодны Богу. (О регулярности причащения Святых Христовых Таин см.: Благодатный Огонь. 2002. № 8. С. 28–29. — Ред.)

До непристойного минимума урезан и годовой круг церковных служб. Основная мишень — великие русские святые и вселенские, особо чтимые Русской Церковью. Создается впечатление, что руководство Сурожской епархии и Лондонского собора поставили своей целью заставить приехавших сюда забыть о том, что они русские и что их Церковь — Русская Православная. Храм закрыт, даже когда положено совершать память тех, чей пример веками воспитывал лучшее, что есть у православных народов...

Среди прихожан происходит воспитание беспамятства, забвения своих духовных корней. Я вижу в этом признаки глубочайшего неуважения к русскоязычным православным людям. Все как будто делается для того, чтобы оказавшиеся в Англии забыли о своей Родине, часто вынужденно покинутой, о своей Церкви, языке, вековых духовных ценностях.

Неуважение и презрительное отношение к Русской Православной традиции в полной мере относятся к духовному носителю ее — Высокопреосвященному Анатолию, архиепископу Керченскому. Хотя он давно и демонстративно отстранен от реального участия в административных делах, хотя все чаще не считают нужным даже представить его официальным лицам, прибывающим в Англию, именно на его молитве, авторитете, духовной силе и терпении стоит Сурожская епархия, особенно после ухода митрополита Антония. Архиепископ Анатолий уже около пятнадцати лет живет в сыром подвальном помещении, получает жалованье, равное пособию какого-нибудь иммигранта из дальних стран, прибывшего в эту страну без определенных целей. Но несмотря на все именно он, а не кто другой, является духовным отцом и поддержкой десятков, если не сотен, как русскоязычных прихожан, так и тех, чей родной язык — английский, о чем многие из них готовы засвидетельствовать.

И тем местным грубиянам (как малолетним, так и не очень), что не стеснялись и не стесняются даже прилюдно хамить Владыке за его верность Русской Православной Церкви (хорошо зная, что это всегда и везде останется безнаказанным), хочется напомнить о том, что за его плечами — более сорока пяти лет монашеских трудов и священства (из них более тридцати трех лет — в архиерейском сане). И о том, что воспитывали его новомученики и исповедники русские, платившие за свою принадлежность к Русской Православной Церкви тюрьмами и жизнью...

В повседневной жизни собора русскоязычные прихожане составляют девять десятых от общего числа прихожан. Но знают ли они, куда идут их пожертвования? Конечно, нет. Вопрос о церковных средствах, может быть, и не стоял бы так остро, если бы не неряшество алтаря, утвари, замызганных облачений, недостойных даже самого захолустного российского прихода, не то что собора, стоящего в сердце капиталистического мира...

Есть огромное (без преувеличения) число русскоговорящих православных людей, живущих во многих городах Англии. Их существование не волнует Сурожскую епархию. Их никто не ищет, не собирает, не сплачивает... Русскоязычных православных здесь боятся. Ибо большая часть их наверняка предпочтет жить по тому самому “плохому” Уставу Русской Православной Церкви со всеми вытекающими правами и обязанностями, нежели по Сурожскому “уставу”, не утвержденному священноначалием Русской Церкви, русский вариант которого вообще толком никто и никогда не видел. Но упомянутый виртуальный “устав” в то же время весьма выгоден: именем митрополита Антония можно оправдать все искажения, все злоупотребления, все небрежение — все!».

Эти слова о. Андрея точно отражают нашу печальную действительность.

Приведем еще одно очень важное свидетельство епископа Илариона (Алфеева). В Заявлении Епархиального совета Сурожской епархии (по поводу назначения Священным Синодом Московской Патриархии епископа Илариона на место второго викарного епископа) «наиболее загадочным пунктом является утверждение о том, что вера, исповедуемая Епархиальным советом, отличается от опыта Русской Церкви, восстающей после­ десятилетий гонений… В епархии широко распространено унаследованное от времен холодной войны подозрительное отношение к “официальной” Церкви, недоверие к ее священноначалию. Но никогда до сих пор епархия не заявляла — устами своего официального органа — о вероучительном расхождении между нею и Русской Церковью».

В беседе с верующими митрополит Антоний открыто говорил, что «между обычным Православием в России и нашим (“сурожским”. — Авт.) Православием есть разница, и это очень важно». Митрополит Антоний являлся сторонником рукоположения женщин в священный сан (об этом он, в частности, говорил на Епархиальной конференции в мае 2002 г.). Он заявлял, что все люди, независимо от их вероисповедания, спасутся; поощрял аборты, если ребенок будет с отклонениями в развитии.

Если митрополит Анатолий (Блум) всегда отличался своей приверженностью к модернизму, то его духовно вскормленные наследники, следуя тем же обновленческим путем, пошли еще дальше: поощряют причащаться без исповеди и поста, культивируют презрительное отношение к Матери-Церкви в России, ее архиереям, духовенству и богослужебным традициям. «Сурож» не признает устава РПЦ, утвержденного на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года, несмотря на то что нынешний управляющий Сурожской епархией епископ Василий голосовал за принятие этого устава вместе с другими епископами. Финансовая деятельность епархии строго-настрого засекречена: ревизионной комиссии не существует. Всех обязуют сохранять полную конфиденциальность обо всех вопросах и решениях, как в масонских ложах. Приходское собрание не имеет права голоса и просто игнорируется.

Мнения, отличные от «сурожского», разрешенного, не допускаются и караются. Получается, что игнорируется мнение основной части всего прихода, которая не имеет права выразить свои взгляды и даже не может узнать, что за спиной у прихожан решил приходской совет.

Когда самолеты НАТО бомбили Сербию, здесь не разрешалось зачитывать воззвание Русского Патриарха о прекращении бомбардировок.

Количество новых прихожан из России увеличивается, но, не получая должного духовного окормления, многие люди уходят из нашей церкви вдругие приходы (где атмосфера более благочестивая), особенно после фактического игнорирования сурожским священноначалием братской сербской Церкви во времена трагических событий 1999 года, после изгнания епископа Илариона и других сурожских беззаконий. Многие уходят из Церкви совсем. Нет сил смотреть, как разваливается община, как люди разочаровываются и уходят.

Только благодаря высокому духовному авторитету смиренного и пользующегося огромным уважением архиепископа Керченского Анатолия верующие еще не покинули наш храм. Однако те, кто остается верными РПЦ МП, не находят никакой поддержки из России и подвергаются всяческому уничижению, травле и клевете. Люди обеспокоены: куда идти и где искать настоящую русскую патриаршую церковь в этой стране и что нас ждет, если окончательно возобладает протестантский и раскольнический дух? В частных разговорах с духовенством и мирянами управляющий ныне Сурожской епархией епископ Василий (Осборн) уже несколько лет проводит идею отделения от Московского Патриархата и присоединения к какой-либо другой юрисдикции, настраивает духовенство против Москвы и против Святейшего Патриархата. Этот раскольнический склад ума еп. Василия выражался в словах, сказанных во всеуслышание: «У меня нет будущего в Московском Патриархате». Эта же идея отделения Сурожской епархии от Матери-Церкви нашла свое отражение и на страницах английской католической газеты «The Universe» от 14 июня 2002 года, где было помещено интервью с епископом Василием и прот. Сергием Гаккелем: «“Британская Церковь” должна отделиться от Московского Патриархата и стать “независимой епархией”».

Сурожские смутьяны повторяют на все лады, что РПЦ, делая акцент на усилении епископской власти, пытается руками ОВЦС «захватить в свои руки» Сурожскую епархию (как будто эта епархия уже и не относится к Русской Церкви).

Для многих уже очевидно, что Сурожская епархия готовится к уходу из Московского Патриархата в Константинопольский. Собственность епархии пытаются оформить таким образом, чтобы в будущем не было никаких препятствий отделиться от РПЦ МП и увести всю собственность за собой. Но почему Лондонский приход, который изначально был устроен как Русская Православная Церковь Московского Патриархата и где 80% прихожан являются русскими, должен следовать за людьми, которые не видят своего будущего в юрисдикции Московского Патриархата? Но перестав использовать имя РПЦ МП, сурожские расколоучители прекрасно понимают, что тем самым они рискуют остаться не только без паствы, но и без денежных поступлений, ибо в случае ухода в иную юрисдикцию Сурожскую епархию покинут все русскоговорящие, на пожертвования которых и существует епархия. А без финансов и паствы далеко не уедешь.

В любом случае, мы считаем, что Лондонский храм и впредь должен оставаться в каноническом подчинении Русскому Патриарху, даже если вся епархия уйдет в другую юрисдикцию.

Русская Церковь всегда была открыта для верующих всех национальностей, при этом оставаясь русской Церковью с русскими православными традициями. Она никогда не была Церковью только для русских. Также как и греки, сербы, румыны имеют возможность иметь свои национальные церкви с правящим епископом их национальности, также и мы, русские люди в Лондоне, хотим иметь русскую Церковь с русским правящим епископом, который может позаботиться о нуждах русских верующих, которому понятны нужды и чаяния русских людей.

Несмотря на обширное книжное проповедническое наследие митрополита Антония (Блума), плод всей его жизнедеятельности — Сурожская епархия — представляет собой больной организм на теле Русской Православной Церкви. Если духовный распад в Сурожской епархии не остановить сейчас, то в будущем бороться будет не за что, так как от истинного Православия ничего не останется: прикрываясь дорогим для многих именем митрополита Антония, епископ Василий и его окружение будут продолжать свою антицерковную деятельность. .

Мы не видим нашего будущего в Сурожской епархии в том виде, в каком епархия находится сейчас. Порой создается впечатление, что мы находимся не в Церкви Христовой, а в какой-то странной тоталитарной обновленческо-сектантской общине «протестантов с иконами».

Но мы хотим пребывать в настоящей Русской Православной Церкви, подчиняющейся и верной Московской Патриархии, с русскими православными традициями, с богослужением на церковнославянском языке, с уставом, соответствующим уставу Русской Православной Церкви.

Мы желаем лишь одного — сохранить для себя и своих детей истинное, а не «сурожское» обновленческое Православие и быть на деле верными чадами Русской Православной Церкви, оставаться с ней в каноническом единстве.

Просим помолиться о нас, православных русских людях в Великобритании.

Прихожане Лондонского Патриаршего Успенского собора.
Апрель 2006 г. Лондон
Послесловие редакции

Следует заметить, что уход епископа Василия (Осборна) в юрисдикцию Константинопольского (Вселенского) патриарха, произошедший в мае–июне 2006 года, не только грубо нарушает церковные каноны, но и противоречит взглядам покойного митрополита Антония (Блума). Вот что говорил на одной из своих последних бесед (28 ноября 2002 г.) владыка Антоний:

«Я получил несколько писем с замечаниями и вопросами. И я хочу начать с одного очень важного момента. Это вопрос о том, каково наше отношение к Московской Патриархии, к Русской Церкви. Этот вопрос для меня никогда не поднимался в течение всей моей взрослой жизни. Но сейчас он поставлен мне другими людьми. Для меня он остается разрешенным и кристально ясным. Наша епархия, и наш приход, и все те, кто хочет быть верным приходу, и епархии, и за пределами его — Церкви, должны быть всецело верны Русской многострадальной, мученической Церкви… Поэтому наша Сурожская епархия была и останется верной Русской Церкви до конца».