http://www.blagogon.ru/articles/245/

Неообновленцы в Ногинском благочиниии


В церковной прессе не раз уже писали о том, как московские неообновленцы пытаются распространить свое лжеучение на другие епархии, организовать своего рода «просвещенную Церковь», функционирующую до поры до времени в рамках Московской Патриархии. Особого внимания заслуживает Московская область, где и раньше не все было в порядке. Именно в подмосковном Пушкино служил в свое время главный учитель неообновленцев — о. Александр Мень, именно из подмосковных Электроуглей переведен некогда в Москву, священник Георгий Кочетков. В настоящее время в Подмосковье, а точнее в Ногинском благочинии, зреет новый гнойник, до времени тщательно скрываемый от широкой общественности.

Известно, что в селе Макарово Ногинского района, служит себе тихонько один из главных учеников прот. А. Меня — Вячеслав Перевезенцев, духовно окормляя, а точнее соблазняя интеллигенцию соседнего наукограда — поселка Черноголовка. А недавно нам стало известно о ситуации, сложившийся в Электростали. В этом крупном подмосковном городе фактически одна православная община— во главе ее стоят настоятель храма Вознесения Господня священник Петр Коротаев (ученик Перевезенцева) и его помощник священник Игорь Кузьмин (выпускник кочетковской ВПШ). Ученики послушно, вплоть до интонации голоса, копируют своих учителей. В их деятельности очевиден несовместимый с Православием идейный комплекс, состоящий из нескольких взаимосвязанных положений: интеллигентского снобизма, пренебрежения к Священному Преданию, гуманистической филантропии, толстовства, экуменизма. Пожалуй, наиболее яркое, хотя, возможно, и не вполне точное определение этого идейного комплекса — «протестантизм восточного обряда».

Благодарный потребитель этого псевдодуховного продукта — недавно шатнувшаяся к христианству советская техническая интеллигенция, исторически чуждая Православию, к тому же привыкшая мнить себя ведущим слоем общества и проявлять вандализм в отношении всякой там «деревенщины».

Вообще, следует иметь в виду, что неообновленцы Ногинского благочиния, учтя опыт своих московских наставников, действуют очень осторожно. Внешне все вроде бы благопристойно: в церковной лавке много святоотеческой литературы, служба совершается на церковно-славянском языке, при возгласе «Изыдите, оглашенные» никто больше не выводит крещеных детей из храма (хотя совсем недавно, по свидетельству очевидцев, в электростальском храме это было нормой). Однако есть основания полагать, что в рамках внешне нормального прихода, в Электростали формируется особый приход «посвященных», который живет своей, закрытой от «профанов» жизнью. При этом центр раскольнической работы перенесен в сферу «катехизации» — в православные передачи по городским СМИ, в церковные проповеди, в беседы на исповеди, в воскресную школу, в церковную гимназию, в детскую («скауты») и молодежную организации. Именно по этим каналам проходит совращение неопытного человека в выдаваемое за христианское учение неообновленчество.

Но являются ли неообновленцы православными христианами?

Типичный для провинциальной интеллигенции снобизм — это, пожалуй, основное в учении электростальских неообновленцев. Очень уж хочется, едва крестившись, объявить себя катехизатором! Не могут же известные в городе инженеры, музыканты, художники, учителя признать себя последователями каких-то «лапотных» старух, тех самых, кто пронес веру через десятилетия богоборческих гонений. Дух высокомерия виден буквально в каждой проповеди, в каждой статье священника П.Коротаева. Верующим постоянно внушают: те, кто не приобщился к светской культуре — люди неполноценные, знать Библию и Св. Отцов недостаточно, необходимо разделять веру в дарвинизм и, вообще, во всю современную мифологию.

Интеллигентский снобизм неизбежно связан с примитивным рационализмом. Особенно показательны в этом отношении так называемые «Библейские чтения», обязательные для учителей церковной гимназии: сначала ведущий зачитывает отрывок из Нового и из Ветхого Заветов, а потом каждый в порядке очереди обязан дать на этот отрывок свой (именно свой!) комментарий-толкование: «Как я понимаю слово Божие?» В лучшем случае признается только один комментатор Евангелия — митрополит Антоний Сурожский. Между тем, согласно православному учению, тот, кто хочет узнать смысл Св. Писания, должен прежде очистить себя от страстей — соблюдением евангельских заповедей, смирением, постом, молитвой, смиренномудрием и страхом Божиим. «И тогда душа, соединившаяся с Богом, не потребует другого слова для поучения, нося в себе присносущее Слово» (прп. Иоанн Лествичник). Но, вероятно, это слишком сложно для провинциальных интеллигентов.

С рационализмом связан еще один важный пункт учения электростальских неообновленцев — гуманистическое обожествление грешного человека. Наиболее открыто об этом говорит священник И.Кузьмин: «Чем мы отличаемся от Богородицы? Да ничем». Настоятель и его ближайшее окружение не советуют верующим читать акафисты прп. Серафиму и вообще не молиться святым, а обращаться к Богу сразу, без посредников. У неообновленцев, как у баптистов, святы все: поверил — спасен.

Следующий пункт негласного неообновленческого катехизиса — тезис о всеобщем священстве. Богослужения, оказывается, совершает не только священник, а все присутствующие, в том числе миряне. Г-жа Луцук так и говорит: «Мы служили литургию». С этим же, вероятно, связана обновленческая привычка местных священников читать тайные молитвы не только вслух, но и во весь голос, заглушая пение хора.

Как и положено протестантам, электростальские неообновленцы отрицают Таинства Церкви. Отрицают фактически, через рационализацию и вульгаризацию. По словам о. П.Коротаева, цель христианской жизни — как можно более частое причащение, в результате которого, «мы становимся членами Господа». Этим, кстати сказать, оправдывается обычай самовольно толковать Писания: «Мы можем и должны толковать слово Божие, так как мы причащаемся». Если присутствуешь на литургии — обязан причаститься (не причащаются только те, кто принадлежит к разряду кающихся). На практике же, как известно, чрезмерно частое причащение (несколько раз в неделю) неподготовленного человека нередко приводит к кощунственному отношению к святыне. Так, широко известно, что некоторые электростальцы приступают к Чаше без поста и даже в нечистоте.

Столь же грубо рационалистически неообновленцы воспринимают богослужебный язык. Главное для них — абсолютная понятность текста молитвы любому зашедшему в храм, хотя в большинстве случаев это невозможно в принципе. Настоятель электростальского храма и его окружение последовательно учат верующих молиться не по молитвослову, а своими словами, на «родном» языке. Отдельные части богослужения (например, чтение Апостола перед Плащаницей и Слова Огласительного Иоанна Златоуста), а также специальные богослужения для ограниченного круга лиц (гимназический молебен, молитвы в летнем лагере и пр.) совершаются по-русски. В местной газете г-н Красновейкин писал как об обычном явлении, о том, что учащиеся 4-го класса церковной гимназии не понимают церковно-славянский язык и читают утренние и вечерние молитвы в русском переводе. В качестве официального оправдания о. П. Коротаев использует тот факт, что вопрос о переводе богослужения поднимался на Поместном Соборе 1917–1918 гг.

Но простого перевода богослужения на русский электростальским неообновленцам, по-видимому, мало — требуется радикальное редактирование текстов, приспособление их под требования современной цивилизации. Первый шаг уже сделан — богослужения очищены от «антисемитизма». Так, из богослужения Страстной Пятницы вообще выкинули все т. н. «антисемитские» упоминания об отвержении еврейским народом Господа Иисуса Христа, в угоду «политкорректности» в отношении богоубийц, как, например, следующее:

«О предательстве не довольни быша Христе, роди еврейстии, но покиваху главами своими, хулу и ругание приносяще: но даждь им, Господи, по делом их, яко не разумеша Твоего смотрения».

Не является ли подобная «корректность» к врагам Бога Слова незаметным и подлым отречение от христианства в угоду духу века сего? В настоящее время Библейским обществом готовится так называемый «новый перевод» Библии, где тщательно «отредактированы» все места, которые современная цивилизация может истолковать как призыв к религиозной, национальной или половой дискриминации, нарушению прав человека, религиозных и сексуальных меньшинств.

Вместо заботы о духовно-нравственном состоянии прихожан, электростальские священники увлеклись внешней благотворительностью, совсем как западноевропейские филантропы. В день преподобной Марии Египетской о. И.Кузьмин призвал верующих подражать «новой Марии» — парижской монахине Марии Скобцовой. Между тем, хорошо известно, что бывшая эсерка Скобцова вела жизнь, мягко говоря, несовместимую с монашескими обетами и прославилась исключительно своей общественно-политической деятельностью (помощью коммунистам в 30-е гг.) и поношением православных церковных традиций. На самом же деле, протестантское понимание милосердия не соответствует Православию. Прп. Петр Дамаскин учил, что телесные добродетели — только орудия душевных, а сами по себе не приносят никакой пользы. Об этом же предупреждал свт. Игнатий: «Хранись делать добро падшего человеческого естества!» Но что неообновленцам Св. Отцы? — куда проще понимать милосердие как набор «добрых дел». По словам очевидцев, в свое время в храме висел даже специальный мешочек для того, чтобы дети регулярно складывали в него свои «добрые дела».

Гуманистическое мировоззрение приводит электростальских неообновленцев к толстовству. Св. Отцы учили подставлять щеку только личным врагам, а не врагам веры и отечества. Что касется нападений нехристей на Православие, то на этот случай существует совет свт. Иоанна Златоуста: «Если ты услышишь, что кто-нибудь на распутьи или на площади хулит Христа, подойди, сделай ему внушение. И если нужно будет ударить его, не отказывайся — ударь его по лицу, сокруши уста, освяти руку твою ударом». А вот о. Петр Коротаев пояснил на проповеди, что он не допустит религиозного экстремизма, и что у православных христиан вообще нет врагов. Поэтому, в период кровавых событий в Косово, а потом и в Дагестане, он не отслужил ни одного молебна о победе христолюбивого воинства, зато несколько месяцев за каждой литургией регулярно возносил громогласные моления о «ненавидящих и обидящих нас» натовцах и исламистах, умоляя Бога связать с ними электростальских верующих «союзом любви».

Вершиной лжеучения электростальских неообновленцев является экуменизм. Они верят в то, что в настоящее время Церковь Христова разделена на православных, католиков, протестантов. Иными словами, по их мнению, католики и протестанты — такие же члены Церкви Христовой, как и православные. Об этом наглядно свидетельствует огромная схема христианской истории, вывешенная на потолке канцелярии храма Вознесения Господня. Об этом же открыто говорят в церковных передачах по городскому радио Электростали. Настоятель храма всеми возможными способами навязывает учителям церковной гимназии протестантскую методическую литературу. На занятиях воскресной школы постоянно звучат призывы к экуменическим молитвам о «единстве Церкви». Несмотря на протесты прихожан, в церковной книжной лавке уже несколько лет открыто продают Новый Завет брюссельского издания с благословением римского папы, католическими комментариями и календарем (к примеру, там есть праздник «Сердца Иисусова»).

Итак, каждый может сделать однозначный вывод: перед нами обыкновенные протестанты-экуменисты, из тактических соображений прикрывшиеся православным обрядом. Но, в таком случае, как такое возможно? Электростальские верующие неоднократно жаловались благочинному Ногинского округа о.Михаилу Ялову и правящему архиерею митрополиту Ювеналию. Результат первой жалобы — несколько чисто косметических поправок к деятельности обновленцев; результат второй — о. П.Коротаев открыто заявляет, что теперь ему уже ничего не страшно. Электростальские верующие разуверились в жалобах. И в самом деле: о том, что в Электростали церковь в руках обновленцев, давно знают во всех соседних храмах, некоторые священники на проповедях постоянно призывают народ не ходить в электростальский храм. Почему же церковные власти Ногинского благочиния вместо пресечения обновленчества до сих пор только грозят им пальчиком?

Думается, разгадка лежит на поверхности. Электросталь — второй по численности населения город Московской области, город далеко не бедный (есть процветающие заводы). Но, пока в нем нет настоящей православной церкви, большинство электростальских верующих вынуждено молиться в иногородних храмах, прежде всего в храмах Ногинска. Такое положение дел, естественно, выгодно отцу благочинному и вообще местному духовенству. А вот насколько дальновидна такая политика — подумайте сами.

Максим Иванов