http://www.blagogon.ru/biblio/579/

Тимур ДАВЛЕТШИН
Уранополитизм и патриотизм в свете учения Святых Отцов


Одной из опасностей, которая подстерегает православных христиан, в особенности «церковных интеллектуалов», является то, что, стремясь к чистоте догматического учения, многие у нас забывают о таком разделе богословия, как богословие нравственное. Приходится сталкиваться с тем, что некоторые не только вольнодумствующие церковные деятели, но иногда даже те, кто претендует на строгую ортодоксальность, проповедуют некий либерализм по отношению к традиционным нравственным ценностям, в частности, к патриотизму. Причем делают это они, нередко опираясь на вырванные из контекста цитаты Святых Отцов.

Имя убиенного священника Даниила Сысоева, яркого миссионера, известно многим. Немногим известно то, что он стал основателем нового учения, так называемого уранополитизма (небесного гражданства), приверженцы которого противопоставляют себя патриотам.

В статье «Патриотизм и христианство – внутреннее противоречие» о. Даниил писал: «...Не заповеданный Богом патриотизм как служение стране не требуется христианину, вовсе не помогает ему идти к Богу, не учит любви ко всем людям безразлично какого государства они подданные»[1]. Еще более немногие знают, что он в статье «Вторая Мировая война и честность»[2] выступил с апологией предателя генерала Власова, хоть и не одобрил его союз с Гитлером, заявив, что «согласно Библии государственная измена не включена в список грехов. Так что обвинять Власова в предательстве с точки зрения Библии не правомерно». В обоих заявлениях о. Даниил оказался в явном противоречии с позицией Русской Православной Церкви. Изменников Родины она анафемствовала на Архиерейском Соборе 1943 года[3], а на Архиерейском Соборе 2000 года были приняты «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», в коих патриотизм рассматривается как один «из способов исполнения заповеди Божией о любви к ближнему»[4].

О. Даниил не согласился с решениями обоих Соборов. Про его несогласие с Собором 1943 года я уже писал в статье «Уранополитизм и церковное осуждение фашизма и коллаборационизма». С Собором 2000 года о. Даниил тоже не согласился: «Положительная оценка патриотизма в основах социальной концепции Русской Православной Церкви объясняется так: Когда документ составлялся – “нац. возрождение” еще врагом Православия не было, и опасным соответственно тоже. ОСК [Основы социальной концепции РПЦ] в этом пункте крайне нетрадиционный документ. Наряду с явным исповеданием уранополитизма там есть странные и не основанные на Откровении требования к христианам, которые, будучи применены буквально, должны привести к массовой деканонизации святых (уж трех святителей точно)»[5].Т.е., получается, что «Основы социальной концепции РПЦ», по о. Даниилу Сысоеву, противоречат святоотеческому учению. Во всяком случае, тому, чему учили три Святителя – Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст. И что произошло в России, в котором национальное возрождение в 2000-м году еще не было врагом Православия, а в 2009-м – стало, остается только догадываться.

На мой взгляд, о. Даниил Сысоев неправильно понимал Святых Отцов, выдавая их цитаты, вырванные из контекста, как антипатриотические. Так, например, против патриотов о. Даниил Сысоев приводит следующий отрывок из «Слова 33» св. Григория Богослова: «У всех одно отечество – горний Иерусалим, в котором скрыта жизнь наша. У всех один род, и если угодно смотреть на дольнее, – это прах, а если на высшее, – это дыхание, к которому мы стали сопричастны, которое заповедано нам хранить и с которым должно предстать на Суд и дать отчет в соблюдении горнего нашего благородства и образа. Поэтому всякий благороден, кто сохранил это дыхание добродетелью и стремлением к Первообразу, и всякий не благороден, кто осквернил его пороком и принял на себя чужой образ – образ Дракона. Земные же эти отечества и породы суть только забава нашей временной жизни и лицедейства. Ибо и отечеством именуется то, что каждый украл или насилием, или собственным бедствием и где все одинаково странники и пришельцы, сколько бы мы ни играли названиями»[6].

По мнению уранополитов, сия цитата прямо опровергает патриотизм, любовь к Отечеству земному, поскольку св. Григорий довольно четко говорит, что у всех только «одно отечество – горний Иерусалим» (недаром сама заметка, в которой о. Даниил приводит эту цитату, называется «Уранополитизм или патриотизм»). Однако в другом «Слове», обращаясь к правителю Геллению, св. Григорий говорит нечто иное: «Вифлеем стал между первыми городами; и моему малому граду дано быть новым Вифлеемом. Тот славен был рождением Христовым; а мой славен Христовыми друзьями. Такой в моей стране воссиявает пред тобою новый сонм, подобный тому, какой произвела Армения – ваше отечество, страна, украшающаяся добрыми сынами, как многим превосходящая другие страны, так особенно славная тем, что в ней много не познавших уз супружества!» («Слово 21. Увещательное послание к Геллению, о монахах»). Итак, мы видим, что св. Григорий на самом деле дорожит своим родным малым городом, прославляя его, сравнивая его с Вифлеемом, и также прославляет отечество своего адресата, славное многим, и особенно – благочестивыми монахами. А ведь следуя логике уранополитов, превратно понимающих цитату из «Слова 33», можно вполне заключить, что на самом деле у св. Григория с Геллением (и вообще со всеми людьми) только одно отечество – горний Иерусалим и потому нет повода прославлять оба земных отечества.

Также замечательно «Письмо к Софронию 26. К нему же (108)», в котором святитель просит покровительства Евдоскию, сыну ритора Евдоксия: «Почитать матерь – дело святое. Но у всякого своя матерь, а общая для всех матерь – родина. Ее почтил ты, правда, блистательностью своей жизни во всех отношениях; но почтишь и еще, если теперь уважишь меня, вняв моей просьбе. В чем же моя просьба? Без сомнения, ты знаешь красноречивейшего в нашем отечестве ритора Евдоксия. Его-то сын, скажу коротко, другой Евдоксий, и по жизни и по дару слова, предстает теперь перед тобой. Поэтому чтобы сделаться тебе еще более именитым, будь благосклонен к сему человеку в чем ни попросит он твоего покровительства. Ибо стыдно тебе, когда ты стал общим покровителем своего отечества и многим оказал уже благодеяния, присовокуплю, что и еще многим окажешь, не почтить преимущественно перед всеми того, кто превосходит всех даром слова, не почтить и самого красноречия, которое, если не по другому чему, то потому уже, что оно справедливо восхваляет твои добродетели». Это несколько расходится с его же словами о том, что земные отечества «суть только забава нашей временной жизни и лицедейства», и уж тем более противоречит словам о. Даниила о том, что «Писание и Предание (то, чему учили все, всегда и повсеместно) не признает в принципе двойной Родины у христиан. У нас есть одна Родина – небо, и есть гостиница, где мы сейчас странствуем», сказанных в его статье «О словах святителя Филарета» (другое название его статьи – «Святитель Филарет» в книге «Гражданин неба» – М.: Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева», 2011, см. стр.62), равно как и другим словам о. Даниила, сказанным в комментарии к собственной статье в ЖЖ «Патриотизм и заповеди – 1»: «Я люблю мать мою, Анну Мидхатовну, еще больше люблю Пречистую Богородицу, но из этого никак не вырастает любовь к абстракции “родине”». Как видим, для св. Григория понятие Родины не было абстрацией. Надеюсь, читатель понял, что под определение «общая матерь» никак не подходит Небесное Отечество? его статьи – «Святитель Филарет» в книге «Гражданин неба» – М.: Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева», 2011, см. стр.62).  

Так в чем же причина противоречий у святителя Григория Богослова? Я прочитал «Слово 33» целиком[7] и понял, что процитированный о.Даниилом отрывок из него (вырванный из контекста) не имеет абсолютно никакого отношения к полемике с патриотизмом. Слово это направлено против ариан, которые, кстати, не отличались большим патриотизмом (судя по «Слову 33» св. Григория, ариане охотно использовали против своих православных соотечественников враждующих с Византией «варваров»).

В этом «Слове» св. Григорий говорит о себе: «... я – человек малый, имеющий незнатное отечество...».

Так какое «незнатное отечество» было у гражданина великой Империи? Причем отечество отличное от отечества ариан (тоже граждан Византии), с которыми полемизирует св. Григорий?

На самом деле под незнатным отечеством св. Григорий имел ввиду не Византию, а малую родину. И даже, судя по всему, не Каппадокию (область), а город, в котором он сам жил:

«Говорят, у тебя город мал, и не город, а пустое, скучное и малолюдное селение. Но если это худо, наилучший, то здесь я более пострадал, нежели сам действовал. И ежели терплю не по своей воле, то я несчастен (пусть это будет сказано), а ежели терплю добровольно, то я философ. Что ж это за обвинение, ежели никто не порицает дельфина за то, что живет не на суше, и вола за то, что водится не в море, и угря за то, что он животное земноводное? – А у нас, говоришь, есть стены, и зрелища, и конские ристалища и царские дворцы, красота и величие портиков..., многолюдное торжище, волнующийся народ, похваляемое собрание мужей благородных. Но почему не говоришь о выгодах местоположения, о том, что суша и море как бы спорят друг с другом, кому из них больше принадлежит город, и своими дарами обогащают этого царя городов?... А меня вводил в заблуждение Самуилов Армафем (1Цар. 1:1) – это малое отечество великого, вводил тем, что не обесчестил собой пророка и стал знаменитым не столько сам по себе, сколько через него, не послужил ему препятствием и быть посвященным Богу до рождения, и пророчествовать, провидя задолго перед тем (Ис. 41:26), даже не это одно, но помазывать царей и священников и судить, тех, которые происходили из знатных городов...»[8].

Но главное даже не этом. Главное в том, что под словом «отечество» св. Григорий подразумевает территорию, землю, а не народ, на ней проживающий. Даже в Священном Писании у слова «отечество» – два значения. Первое – это место, в котором ты родился или живешь – «земля отцов». Второе народ, племя: «Для сего преклоняю колени мои пред Отцем Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Еф. 3:14–15). Если кто-то не понял, пусть посмотрит толкование бл. Феофилакта Болгарского. Между тем, для патриотов на первом месте стоит народ, а не территория.

Следует указать еще на очень важные слова в том же отрывке, что цитирует о. Даниил. Процитирую более полно: «Ибо и отечеством именуется то, что каждый предвосхитил или насилием, или собственным бедствием, и где все одинаково странники и пришельцы, сколько бы мы ни играли названиями; и благородным родом называется или издавна богатый, или недавно разбогатевший, напротив, неблагородным – который ведет начало от родителей, или по несчастию, или по любви к справедливости, бедных. Ибо можно ли назвать издревле благородным, что частью начинается ныне, а частью разрушается, и одним не дается, а другим приписывается?»

Итак, о чем же речь в этом отрывке? Св. Григорий говорит о том, что на самом деле неважно, из какого отечества (знатного или незнатного), из какой малой родины происходит тот или иной человек. Судя по всему, оппоненты великого каппадокийца попрекали его тем, что он – провинциал (Каппадокия – все-таки провинция, т.е. «незнатное отечество» по сравнению с тем же Константинополем). И в наши дни в России некоторые столичные жители задирают нос перед провинциалами. Очевидно, что в этой цитате утверждается именно равенство перед Богом провинциалов и тех, кто родом из Нового Рима, т.к. Небесное Отечество у них одно. Для большей наглядности тут же св. Григорий говорит о том, что нет разницы между представителями знатных родов и бедняками. Впрочем, если бы даже речь шла об отечестве, как другой стране, а не области одной и той же Империи, то суть от этого бы не менялась: гордиться тем, что ты принадлежишь великому народу и задирать нос перед тем, кто принадлежит к народу «незнатному» – вовсе не патриотизм, а обычное чванство. Есть люди, которые даже свою принадлежность к Церкви используют как повод для чванства.

Аналогичным же образом о. Даниил цитирует и св. Василия Великого, точнее, его слова, переданные все тем же св. Григорием Богословом. Я имею в виду параграф «Патриотизм – понятие православное или языческое?»[9] из работы «Секты и ереси, паразитирующие на Православии». Как я понял, это – более ранняя работа о. Даниила, в которой он вроде бы не отрицал патриотизм вообще, а осудил только «горделиво-языческий псевдопатриотизм», хотя кое-какие уранополитические нотки звучат и здесь. О. Даниил пишет:

«Многие ли сейчас смогут вместе со св. Василием Великим повторить гонителям: “Как вы можете сослать меня в ссылку, когда у меня нет отечества, и везде я странник и пришелец, а всякое место находится под владычеством Божиим”»[10].

У cв. Григория звучит несколько иначе: «Изгнания не знаю, потому что не связан никаким местом, и то, на котором живу теперь, не мое, и всякое, куда меня ни кинут, будет мое. Лучше же сказать, везде Божие место, где ни буду я пресельником и пришлецем (Пс. 38, 13)»[11].

У о. Даниила стоит «отечество», а у св. Григория «место». Согласен, что на самом деле это одно и то же, если под отечеством подразумевать исключительно территорию, место. Но патриотизм, как я уже сказал выше, имеет в виду как не столько территорию, сколько народ, ее населяющий. (Лично для меня патриотизм – это прежде всего любовь к народу моей страны – России). Для св. Василия отечество или «место» – это либо Каппадокия, входящая в состав Византии, либо конкретное селение, где он жил (Кесария Каппадокийская), а не народ Византии. Тут речь идет совсем о другом. Процитируем отрывок полнее: «Тогда правитель пришел в волнение, сильнее воскипел гневом, встал с своего места, и начал говорить с Василием суровее прежнего. – Что же, – сказал он, – разве не боишься ты власти? – Нет, что ни будет, и чего ни потерплю. – Даже хотя бы потерпел ты и одно из многого, что состоит в моей воле? – Что же такое? объясни мне это. – Отнятие имущества, изгнание, истязание, смерть. – Ежели можешь, угрожай иным, а это ни мало нас не трогает. – Как же это, и почему? – спросил правитель. – Потому, – отвечает Василий, что не подлежит описанию имуществ, кто ничего у себя не имеет, разве потребуешь от меня и этого волосяного рубища и немногих книг, в которых состоять все мои пожитки. Изгнания не знаю, потому что не связан никаким местом, и то, на котором живу теперь, не мое, и всякое, куда меня ни кинут, будет мое. Лучше же сказать, везде Божие место, где ни буду я пресельником и пришлецем (Пс. 38, 13). А истязания что возьмут, когда нет у меня и тела, разве разумеешь первый удар, в котором одном ты и властен? Смерть же для меня благодетельна: она скорее препошлет к Богу, для Которого живу и тружусь, для Которого большею частью себя самого я уже умер, и к Которому давно поспешаю»[12].

Как видно из текста, речь идет о том, что за правду истинный подвижник готов претерпеть и лишение имущества, и изгнание и даже самую смерть. Среди подлинных патриотов мы можем назвать немало имен, к которым это тоже вполне подходит. К примеру, генерал Деникин умер отнюдь не в России, но между тем он оставался русским патриотом. И христианином.

Третий святитель, также причисленный уранополитами к своим единомышленникам, – св. Иоанн Златоуст. У него действительно много цитат о Небесном отечестве, и уранополиты цитируют его очень часто. Но на самом деле там та же ситуация, что и с прочими Святыми Отцами, у коих есть «уранополитические» мысли о Небесном Отечестве (вполне разделяемые христианами-патриотами). На мой взгляд, мировоззрение святителя на самом деле в корне противоречит уранополитизму.

Дело в том, уранополиты, выступая против патриотов, нередко утверждают, что те делят людей на «своих» и «чужих». Это обвинение несправедливо. То, что мой народ мне ближе, еще не значит, что остальные – чужие. Ведь и моя родная сестра или жена мне ближе, чем соседка, и заботиться я должен в первую очередь о своей семье. Означает ли это, что я делю людей на «своих» и «чужих? А вот уранополиты, утверждающие вроде бы правильную мысль о том, что духовное родство важнее кровного, действительно грешат таким вот делением. Вот что писал основатель идеологии уранополитизма о. Даниил Сысоев в статье «Жизнь в памяти смертной»: «Господь дал нам четкий критерий того, что для нас свой – это свои по вере. Вот христиане для нас родные, вне зависимости от их цвета кожи и языка, на котором они говорят. А нехристиане для нас чужие...»[13].

По-моему, Господь дал нам не совсем тот критерий, о котором говорит о. Даниил Сысоев, и Златоуст это вполне подтверждает. Всем известна притча о милосердном самарянине. Св. Иоанн Златоуст приводит её в своем «Слове о проклятии» и присовокупляет к ней: «Не священника, не левита назвал Он ближним, но того, кто, по учению, был отвержен от иудеев, т. е. самарянина, чуждого, во многом богохульствовавшего, этого одного Он назвал ближним, потому что он оказался милостивым»[14]. Т.е., самарянин, по справедливому замечанию св. Иоанна Златоуста, вовсе не был своим по вере. Но именно он, в отличие от «своих по вере» левита и священника, оказался ближним для пострадавшего от разбойников. Притча эта вовсе не обличает патриотов (если мы не имеем в виду крайние, уродливые формы патриотизма), а обличает как раз уранополитов, считающих чужими всех иноверцев. Ближний – это не чужой, даже если он и чуждый по вере. В том же «Слове о проклятии» Златоуст говорит: «Если в притче о девах людей, имевших светлую веру и чистую жизнь, Господь всех, видевший дела их, отверг от чертога за недостаток милосердия (Матф. XXV, 11); то как мы, живущие в совершенной беспечности и немилосердно поступающие с единоплеменниками своими, удостоимся спасения?». Понятно, что Златоуст вовсе не считал, что милосердие должно распространяться только на единоплеменных, и все же из этих слов можно заключить, что принадлежность к «единому племени» (по нашему – народу, национальности) все же тоже для него кое-что значит, и что немилосердие к единоплеменному особенно отвратительно, даже если единоплеменник – еретик. Вообще в этом «Слове» св. Иоанн Златоуст предостерегает от враждебного отношения к еретикам, чем, на мой взгляд, часто грешат последователи о. Даниила [См. на эту тему мою статью «Лесоповал для коммунистов. О радикальных воззрениях священника Даниила Сысоева»].

В связи с этим я хочу привести слова из толкования преп. Ефрема Сирина на второе послание апостола Павла к фессалоникийцам: «Таким образом он [антихрист] явится и взойдет в храм Божий, чтобы сесть внутри и именно – в церкви Божией. Он не отклоняет (не отклонится) в другое какое-либо общество из еретических сект, чтобы не узнали его, но с презрением отвергает все культы (ложные), чтобы можно было пленить Церковь. Поэтому-то и взойдет он в самый храм Божий, чтобы сесть и показать себя, что он есть как бы Бог. Каким же образом он покажет, что есть Бог истинный? Кроме славы и чести, коими будет облечен, он еще более покажет это посредством той вражды, которую будет вести против еретических сект. Так как он не будет склонять к какой-либо ереси, то благодаря своей (притворной) любви к чадам Церкви заставит думать, что любит их, как истинных (чад Церкви), и в храм их придет и сядет, как в храме истины, дабы показать, что он есть Бог. Он порицает лицемерие в притворстве (притворно) и надевает личину истины в коварстве (коварно). Он так искусно будет притворяться, что пленит народ посредством плотских предметов и будет управлять Церковью под личиной истины»[15].

Как видим из сего послания, антихрист будет выдавать себя за борца с ересями. Не смею утверждать, что сие толкование безошибочно, но, во всяком случае, многие Отцы, в т.ч. св. Иоанн Златоуст, толковали это место из послания именно так, что антихрист воцарится именно в Церкви Христовой. Псевдохристианство гораздо страшнее прямого безбожия. Опасно искажение догматов. Но не менее (а может и более) опасна для Церкви подмена нравственных ценностей, когда черное называют белым, а белое – черным. И уранополитизм, выступающий вроде бы за чистоту Православия, на мой взгляд, этим грешит. Разумеется, я ни в коем случае не считаю последователей о. Даниила Сысоева, и уж тем более, его самого, антихристианами, однако налицо одна из подмен.

Идея о Небесном гражданстве у о. Даниила обернулась апологией предательства. Как я уже упомянул в начале этой статьи, в своей статье «Вторая Мировая война и честность» о. Даниил высказался весьма сочувственно о предателе генерале Власове, утверждая, что «согласно Библии государственная измена не включена в список грехов»[16]. Он не одобрил только союз с Гитлером, назвав это ошибкой, само же по предательство не посчитал грехом. По словам о. Даниила Сысоева, ген. Власов «покаялся в своих грехах, причащался и от Бога больше не отрекался» [там же]. Есть такое христианское понятие – «плоды покаяния». В чем плоды покаяния Власова? В предательстве Родины?

То же и о причащении генерала-предателя. Как известно, на Тайной Вечере причастился также и Иуда Искариот. И если Власов действительно причащался (о чем сейчас многие высказывают сомнения) то его причащение не того ли же порядка? Позже в комментариях к своей заметке в ЖЖ «Еще раз два вопроса патриотам» о. Даниил опять говорит о причащении: «Если мы сравним людей, то получить вечную жизнь было легче в РОА, чем в РККА, хотя бы потому, что члены РОА имели возможность причащаться». Здесь о. Даниил повторил мысль урано-политика Алексея Шорникова, высказанную им в комментариях к уже упомянутой статье о. Даниила «2 Мировая война и честность»: «В РОА была возможность жить литургической жизнью. Сам А.Власов участвовал в Богослужении; участвовали и его последователи. А вот в РККА с военными священниками было туго. Исходя из этого, можно сказать, что в РОА спастись было проще, нежели в РККА. И в сем заслуга и А.Власова, который создал для своих солдат условия литургического жития». [Этот Шорников, один из самых активных участников обсуждений статей о. Даниила, прямо высказывал почтительнейшее отношение к предателям. Причем он ни разу не встретил возражений со стороны о. Даниила. О господине Шорникове я подробнее написал в статье, опубликованной на РНЛ, – «Уранополитика господина Плохиша».] Власовскую РОА, действительно, окормляли  православные священники из РПЗЦ, и все же я смею поставить под сомнение то, что предателям было легче получить вечную жизнь.

В связи с этим хочу привести слова еще одного из Отцов Церкви – св. Григория Нисского. В беседе «О младенцах, преждевременно похищаемых смертью» он говорит: «Но иные худо проводят жизнь, они мучители, жестоки произволением, порабощены всякому непотребству, до неистовства раздражительны, готовы на всякое неисцельное зло, разбойники, человекоубийцы, предатели отечества; и что еще преступнее этого, отцеубийцы, матереубийцы, детоубийцы…»[17]. Т.е., как видим из сего текста, предателей отечества он ставит в один ряд с человекоубийцами и разбойниками.

Можно также напомнить 8-е правило св. Григория Чудотворца. Там говорится: «Аще которые сопричислились к варварам, и с ними, во время своего пленения, участвовали в нападении, забыв, яко были понтийцы и христиане, и ожесточась до того, что убивали единоплеменных своих или древом, или удавлением, такожде указывали не ведущим варварам пути или домы: таковым должно преградити вход даже в чин слушающих, доколе что либо изволят о них, купно сошедшеся, святые отцы, и прежде их Дух Святый»[18].

Это правило было создано в связи с событиями Скифской (или Готской) войны – войны Римской империи во 2-й половине III века с коалицией варварских племён, совершавших набеги на Малую Азию, Грецию, Фракию и Мезию из регионов Северного Причерноморья и Прикарпатья. Как мы знаем, Римская империя в это время была ещё языческой, и речь в правиле св. Григория идет именно о «единоплеменных», а не о единоверных. Заметим, что не только те, кто убивал единоплеменных, но и указывал «не ведущим варварам пути или домы», подвергаются отлучению.

У Святых Отцов мы нигде не встретим оправдания предательству «высокими причинами». И идея Небесного гражданства у них противопоставляется не патриотизму как служению Отечеству, а главным образом привязанностям к личным земным благам, роскоши, богатству и земным утехам. Уранополиты часто цитируют слова апостола Павла: «Наше же жительство – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа» (Флп. 3:20) [«Жительство» – здесь το πολιτευμα, отечество, гражданское состояние], противопоставляя их патриотизму. На самом деле это вырвано из контекста. Процитирую полнее: «Ибо многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова; их конец – погибель, их бог чрево, и слава их – в сраме: они мыслят о земном. Наше же жительство на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа...» (Флп. 3:18–20). Думаю, что и без толкований ясно, что небесное гражданство противопоставляется здесь отнюдь не патриотам, а неким «врагам креста Христова», чей бог – чрево. Но для пущей убедительности вновь обратимся к Златоусту: «люди чувственные, любящие жизнь и плоть, являются врагами креста; да и всякий, преданный удовольствиям и земному спокойствию, есть враг креста, которым Павел хвалится, который объемлет и с которым он старается тесно соединиться, как это видно из слов его: “Для меня мир распят, и я для мира”“Их”, – говорит, – “бог – чрево”. Потому бог у них – “Станем есть и пить” (1 Кор. 15:32). Видишь ли, как худо удовольствию? У одних бог деньги, а у других – чрево. Таковые не идолопоклонники ли, лаже не хуже ли их? “И слава их”, – говорит, – “в сраме”… Посмотрим, как Павел служил Богу; посмотрим, как и чревоугодники (служат) чреву. Не подвергаются ли они бесчисленным смертям? Не боятся ли отказать ему в каком бы то ни было требовании? Не раболепствуют ли ему даже в невозможном? Не хуже ли они невольников? Но Павел не таков, потому он и сказал: “Наше же жительство – на небесах”»[19].

В том, что Небесное Отечество выше земного, я думаю, нет сомнения у любого христианина. Но значит ли это, что нам следует пренебрегать земным Отечеством? Да, патриотическая идея часто принимает гипертрофированные, уродливые формы, если бы патриотизм подразумевал именно это, то можно было бы согласиться со словами о. Даниила Сысоева: «Служение Родине, как это понимают патриоты – есть чистое идолопоклонство, служение твари вместо Творца»[20]. Только на самом деле истинный патриотизм вовсе не ставит Отечество на место Творца. С ура-патриотизмом следует бороться, но это не значит, что христианин должен отвергать патриотизм в принципе. Отвергая одно заблуждение, не следует впадать в другое, ему противоположное. Что же касается самого основоположника концепции уранополитизма, о. Даниила Сысоева, то неприятие этой концепции, конечно же, не должно нам мешать чтить его миссионерский подвиг и мученическую кончину. Идея же Небесного гражданства сейчас на самом деле очень актуальна, и то, что о. Даниил ее поднял, на самом деле очень хорошо. Только главного врага этой идеи он выбрал совсем не того. Не служение Родине противостоит этой идее сейчас, а служение собственному чреву, привязанность к роскоши и богатству, то, что обличали Святые Отцы, и то, что разъедает сейчас наше общество.

 
—————————————————————————————

[1] Патриотизм и христианство – внутреннее противоречие. http://pr-daniil.livejournal.com/52325.html 

[2] 2 Мировая война и честность. http://pr-daniil.livejournal.com/48610.html

[3] Постановление Собора Русской Православной Церкви 1943 года об отлучении и лишении сана перешедших на сторону фашистов представителей духовенства. http://www.blagogon.ru/biblio/502/
[4] Основы социальной концепции РПЦ. См. II. Церковь и нация. http://www.patriarchia.ru/db/text/141422

[5] Иерей Даниил Сысоев. Ответ Дмитрию Анатольевичу (но не Медведеву):). http://pr-daniil.livejournal.com/57596.html

[6] Уранополитизм или патриотизм. http://pr-daniil.livejournal.com/36110.html

[7] Св.Григорий Богослов. Слово 33. Против ариан и о самом себе. http://azbyka.ru/otechnik/?Grigorij_Bogoslov/slovo=33

[8] Св.Григорий Богослов. Слово 33. Против ариан и о самом себе http://azbyka.ru/otechnik/?Grigorij_Bogoslov/slovo=33

[9] Иерей Даниил Сысоев. Секты и ереси, паразитирующие на Православии. Глава «Патриотизм – понятие православное или языческое?» http://www.sektoved.ru/enciclopedia.php?cat_id=104

[10] Иерей Даниил Сысоев. Секты и ереси, паразитирующие на Православии. Глава «Патриотизм – понятие православное или языческое?» http://www.sektoved.ru/enciclopedia.php?cat_id=104

[13] Жизнь в памяти смертной. http://pr-daniil.livejournal.com/55343.html

[14] Св. Иоанн Златоуст. Слово о проклятии. http://old-ru.ru/01-9.html

[15] Прп. Ефрем Сирин. Толкование на второе послание апостола Павла к фессалоникийцам. Гл. 2, ст. 4. http://www.golden-ship.ru/knigi/7/efrem-sirin

[16] 2 Мировая война и честность. http://pr-daniil.livejournal.com/48610.html

[17] Св. Григорий Нисский. О младенцах, преждевременно похищаемых смертью. http://www.biblioteka3.ru/biblioteka/grig_niss5/txt07.html

[18] Книга правил. Канонические послания святаго Григория, архиепископа Неокесарийскаго, чудотворца. Правило 8. http://azbyka.ru/otechnik/?Grigorij_Chudotvorets/pravila

[19] Святитель Иоанн Златоуст. Беседы на послание к филиппийцам. Беседа 13. http://azbyka.ru/otechnik/?Ioann_Zlatoust/tolk_68=13

[20] Иерей Даниил Сысоев. Ответ Дмитрию Анатольевичу (но не Медведеву):). http://pr-daniil.livejournal.com/57596.html