http://www.blagogon.ru/biblio/858/

Краткое изложение царебожнического учения

 


Учение о «царе-искупителе» (св. Николае Александровиче) и «царе-победителе» (последнем грядущем царе, который якобы победит Антихриста), составляют основу богохульного учения, именуемого царебожием, суть которого в приписывании земному человеку (царю) божеских свойств (вне всякого сомнения, царебожие – это разновидность ереси хлыстовства).

Называние св. царя Николая «искупителем» является фактическим отречением от христианства. Разные псевдобогословские теории, оправдывающие богохульное учение о «царе-искупителе», кощунственные по отношению к искупительной жертве Христа Спасителя и Его безграничной любви к нам, проявленной в Его искуплении рода человеческого, свидетельствует лишь о возрождении хлыстовских и хилиалистических взглядов. Христос есть истинный Бог, и как Бог Он безгрешен. Только безгрешный мог искупить грешников. Поэтому только безгрешный Иисус Христос может называться Искупителем. Любой царь – не безгрешен и уже потому не может быть искупителем ничьих грехов. Апостол Павел говорит: един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех (1Тим. 2, 5).

Нередко в кругах т.н. «царебожников» можно слышать о некоем «православном догмате о царской власти», которое является чуть ли не основополагающим в Церкви. Царь, согласно этому учению, выше любого Патриарха («холопа царя») и поэтому вправе диктовать Церкви свою волю. Кроме этого, царь в своих поступках никому «не подотчетен», следовательно, обладает харизмой «непогрешимости», превосходящей «непогрешимость» римских пап, которая ограничивается у них понятием ex cathedra. Любая критика в адрес земных помазанников Божиих считается недопустимой (историки, критически оценивающие деятельность какого-либо царя, тут же зачисляются в масоны).[1]

Основным догматом ереси царебожия является учение об искуплении царем Николаем II грехов русского народа: утверждается, что последний царь Николай II, отрекшись от Престола, совершил не измену своей присяге хранить вверенное ему Самим Богом Русское Государство до самой смерти не щадя живота своего, а «христоподражательный подвиг». Подвиг сей состоит в «искуплении греха народа русского», заключавшегося то ли в нарушении соборной клятвы 1613 года на верность Дому Романовых, то ли в самом цареубийстве 17 июля 1918 года. (Причем русскому народу настойчиво предлагается покаяться за эти грехи, несмотря на то что царь Николай их уже «искупил».)

Вот слова из акафиста Царю-мученику, в котором есть такие слова: «...радуйся, царю Николае, искупителю грехов народа росссийского!» Или слова из 1-го икоса другого варианта акафиста Царю и великомученику (!) Николаю: «...Тя бо избра по образу Сына Своего Единороднаго в жертву искупления за грехи людей российских». Вот еще: «Жертве Христовой в подобие, яко Агнец непорочный, волею полагаешися во искупление греха народа Российского...»

Из этого получается еретическая и откровенно богохульная доктрина, согласно которой искупительный подвиг Господа нашего Иисуса Христа был несовершенным: Господь искупил все народы кроме русского, для искупления которого потребовалась еще одна искупительная жертва в лице последнего царя Николая II. Поэтому величайшим богохульством является утверждение, будто кто-то помимо Христа Спасителя может искупить нас от грехов наших.

Также богохульными являются по своей сути такие царебожнические выражения, как «Царская Голгофа», «Русская Пасха», триада «Самодержавие – Православие – Народность» (вместо «Православие – Самодержавие – Народность»), «Прости нас, Государь!», «Царь грядет!» (уж не Антихрист ли?), которые очень часто используются современными монархистами, чтобы показать равнозначность Крестной смерти Господа нашего Иисуса Христа и смерти царя Николая II, а также превосходство царя над Церковью Христовой. 


 

 


[1] Согласно царебожническому учению, распространенному в некоторых радикальных монархических течениях, царь Николай II был неправильно прославлен на Архиерейском Соборе 2000 года: он должен именоваться не «царем-страстотерпцем», а «царем-искупителем», совершившим «христоподражательный подвиг». Логически из этой радикальной царебожнической и весьма богохульной доктрины должна вытекать и неизбежность воскресения из мертвых «царя-искупителя», являющегося «земным образом Царя Небесного Христа Спасителя». (Тут царебожники проводят такие аналогии: Гефсиманский сад и взятие Христа под стражу соответствуют отречению царя на станции Дно, а Голгофа — ипатьевскому подвалу.) Может быть, как тело Христа Спасителя не обреталось во гробе по причине Его славного восстания из мертвых, так и тело «царя-искупителя» не было обнаружено в Ганиной яме, дабы воскреснуть ему в предназначенное время в качестве уже «царя-победителя», который возьмет на себя (в России!) завершение домостроительства спасения человеческого рода и мировой истории: убьет самого Антихриста (Откр. 19, 20–21)?